Rhythm of Russian Trochaic Pentameter in the 20th Century
Table of contents
Share
Metrics
Rhythm of Russian Trochaic Pentameter in the 20th Century
Annotation
PII
S241377150015628-3-1
DOI
10.31857/S241377150015628-3
Publication type
Article
Status
Published
Pages
101-115
Abstract

The article is devoted to the study of the rhythm of the Russian trochaic pentameter of the 20th century. There has been formed a corpus of trochaic pentameter of more than 353 000 lines. The distribution of frequencies of all rhythmic forms of a corpus of trochaic pentameter was obtained. It was shown that the stress profile of a corpus did not depend on the belonging of the strings to different clauses. It was revealed that compositions of trochaic pentameter belonged to 19 dif-ferent types of the stress profile. Distribution of different types of stress profiles for the corpuses of 120 authors was ob-tained.

Keywords
trochaic pentameter, rhythmical word, stress profile, clause, rhythmical forms
Received
27.06.2021
Date of publication
27.06.2021
Number of purchasers
4
Views
162
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2021
1 Работа посвящена ритмике русского 5-стопного хорея (далее – Х5) XX века и состоит из четырех разделов. В первом разделе приводится определение Х5 и сведения о формировании корпуса стихов для анализа ритмики. Получено распределение всех частот ритмических форм корпуса 5-стопного хорея. Показано, что профиль ударности корпуса не зависит (однороден) от принадлежности строк к различной клаузуле. Во втором разделе показано, что профиль ударности Х5 бывает 19 различных типов. Получено распределение профилей ударности по 19 типам для более чем 15 тысяч произведений корпуса Х5. Приведены примеры принадлежности произведений различным профилям. В третьем разделе получено распределение различных типов профилей ударности для корпусов Х5 120 авторов. В четвертом разделе приводится сводка основных результатов.
2 Несколько слов о работах предшественников. По-видимому, первой работой, посвященной ритмике Х5, была [1, с. 54–60]. В четырнадцатом параграфе монографии [2, с. 269–291] приводятся данные о профилях ударности и примеры ритмических форм отдельных авторов XIX века. В монографии [3, с. 108–111] приведены результаты подсчета профилей ударности Х5 авторов первой половины ХХ века, при этом общее количество обработанных строк не превышает 26 тысяч. В задачу настоящей работы не входит критический анализ предшествующих работ. Заметим лишь, что выдвигаемые в указанных работах гипотезы практически нигде не проверяются.
3 1.
4 В стиховедении текст разбивается на ритмические слова, и расстановка акцентов следует акцентам ритмических слов. При определении ритмического слова будем следовать статистике I [4, с. 122], в которой разделение на ритмические слова лишь изредка отличается от расчленения на “графическиеˮ слова, требуемого принятой орфографией, причем всегда в сторону укрупнения. В частности, считаем одним ритмическим словом сложные слова, имеющие кроме основного побочное ударение. Аналогично, одним ритмическим словом считаются сочетания слогов с ударением на предлоге при переносе ударения.
5 Ударения делятся на: а) безусловно значимые, б) потенциально значимые, в) незначимые. В соответствии с этим ритмические слова делятся на: 1) безусловно самостоятельные 2) потенциально самостоятельные, 3) несамостоятельные. К безусловно самостоятельным словам принадлежат существительные, прилагательные, не вспомогательные глаголы и не местоименные наречия. К потенциально самостоятельным словам принадлежат местоимения (личные, притяжательные, возвратные, вопросительно-относительные, отрицательные, неопределенные), местоименные наречия, вспомогательные глаголы, односложные числительные, междометия. К несамостоятельным словам принадлежат предлоги, союзы и частицы. При разметке ударений принимаем, как и в работах [5, с. 77]; [6, с. 91], что максимальная длина потенциально самостоятельного и несамостоятельного слова ограничена соответственно 3 и 2 слогами.
6 Поясним, что в работе понимается под Х5. Для этого возьмем несколько русских слов и построим соответствующую им ритмическую схему. Обозначим единицей ударный слог безусловно самостоятельного или потенциально самостоятельного слова, а нулем – безударный слог любого ритмического слова, либо слог, на который приходится незначимое ударение несамостоятельного слова. Пренебрегая словоразделами, получим цепочку цифр, состоящую из единиц и нулей. Пронумеруем цепочку и назовем ритмической схемой, а нечетные (четные) ее номера – сильными (соответственно, слабыми) местами ритмической схемы. Сильные места традиционно называются иктами. Пусть пятый икт – последняя единица1 ритмической схемы. В этом случае ритмическая схема называется Х5, если распределение ударений на остальных сильных местах соответствует второму столбцу таблицы 1. После пятого икта строка Х5 может содержать несколько безударных2 слогов, образующих клаузулу – мужскую, женскую, дактилическую, гипердактилическую с длиной соответственно ноль, один, два и три слога. Очень редко встречаются стихи с клаузулой в четыре (и более) слога. Слабые места ритмической схемы разрешается занимать безусловно самостоятельным односложным словам. Распределение ударений в строке Х5 характеризует ритмическую форму.
1. В соответствии с традицией последний икт обязательно акцентируется, что разрешает расположение в этом месте любого ритмического слова, в том числе и несамостоятельного.

2. Если клаузула состоит из двух и более слогов, то она записывается как одно ритмическое слово.
7 Таблица 1. Определения и примеры ритмических форм Х5
1 2 3 4 5
1 1,1,1,1 10,1 Нам была дана сирень повсюду А. Головина
2 0,1,1,1 10,9 Неужели я увижу завтра О. Мандельштам
3 1,0,1,1 4,93 Имя с именами! Мне понятен Н. Оцуп
4 1,1,0,1 6,03 Два поэта подставляют грудь Н. Оцуп
5 1,1,1,0 20,4 Спи, прозрачный грустный озорник А. Головина
6 0,1,0,1 6,02 Колдовские расцвели цветы А. Головина
7 0,1,1,0 24,2 В середине странствия земного Н. Оцуп
8 1,0,0,1 0,465 Вырвался освобожденный дух Н. Оцуп
9 1,0,1,0 13,7 Майскими короткими ночами А. Фатьянов
10 1,1,0,0 0,673 Словом, чуточку литературный Н. Оцуп
11 0,1,0,0 0,862 Временами и позитивист Н. Оцуп
12 1,0,0,0 158* Выпрямившееся: человечность Н. Оцуп
13 0,0,1,1 0,501 И не сотвори себе кумира!ˮ Н. Оцуп
14 0,0,1,0 1,14 Апокалипсические звери Н. Оцуп
15 0,0,0,1 32* Иль средь северногерманских мхов М. Кульчицкий
16 0,0,0,0 8* Сорокапятимиллиметровая К. Левин
В первом столбце таблицы 1 приведен номер ритмической формы Х5. Во втором столбце приведено распределение ударений на 1–4 иктах. В третьем столбце приведено либо помеченное символом * число строк с конкретной ритмической формой, либо частота (в процентах) – число строк с конкретной ритмической формой, отнесенное к длине корпуса. В примерах ударный слог выделен полужирным шрифтом.
8 В корпус стихов включены произведения (или части произведений), полностью состоящие из строк Х5 или с преобладанием строк Х5 и единичными строками хорея другого размера. Анализируются стихи авторов, родившихся в XX веке, либо авторов, часть творчества которых попадает на XX век. При формировании корпуса Х5 использовалась печатная продукция (собрания сочинений, отдельные авторские книги, “Библиотека поэтаˮ, “Новая библиотека поэтаˮ, сборники “День поэзииˮ и др.), электронные тексты поэтических сайтов и сетевых журналов интернета, сканы книг и журналов; переводы рассматриваются наравне с оригинальными произведениями. Размер корпуса Х5 составляет более 350 тысяч строк, принадлежащих более полутора тысяч авторам.
9 Как следует из таблицы 1, в корпусе выявлены все ритмические формы Х5. Отметим, что К. Тарановский считал [2, с. 287], что 15 и 16 ритмические формы не встречаются в русском Х5, а лишь теоретически возможны. Строки с 7 ритмической формой составляют практически четверть корпуса, а сумма строк с 5, 7 и 9 ритмическими формами составляет больше половины корпуса Х5. Разность частот 4 и 6 ритмических форм статистически незначима.
10 Ритмическая форма является характеристикой строки Х5. Для анализа ритмики стихотворных текстов в стиховедении используется профиль ударности. Профиль ударности представляет собой функцию3 определённую на конечном множестве иктов
3. В стиховедении принято считать, что профиль ударности является (и изображается) кусочно-линейной функцией.
11 где – “стопностьˮ размера, – количество строк в корпусе (произведении), – ударность на k-икте i-строки, равная нулю или единице.
12 Здесь уместно привести цитату из работы [7, с. 201] классика стиховедения: “С определенного момента профиль ударности как некоторая глобальная характеристика ритмической организации стиха или образа метра стала основной характеристикой благодаря следующим причинам: во-первых, как показал Тарановский, в терминах профиля ударности более четко может быть описана общая эволюция стиха и особенности ритмики, свойственные отдельным поэтам или произведениям; во-вторых, нами установлено, что для образа метра каждого поэта более характерен именно выбор профиля ударности, поскольку распределение по формам, как правило, является следствием выбранного профиля ударности и поэтому по отношению к последнему вторичноˮ.
13 В первых трех строках таблицы 2 приведены данные по распределению ударений в профиле ударности в зависимости от размера клаузулы; в четвертой и пятых строках – суммы первых двух (соответственно, трех) строк.
14 Таблица 2. Распределение ударений в профилях ударности
1 2 3 4 5
М 87512 120775 136393 51687 156000
Ж 104882 149838 156833 80994 185283
Д 6976 9633 10539 5336 12374
М+Ж 192394 270613 293226 132681 341283
М+Ж+Д 199370 280246 303765 138017 353657
В первом столбце таблицы 2 буквы М, Ж, Д обозначают соответственно мужскую, женскую, дактилическую4 клаузулу, цифры в первой строке – номера сильных мест ритмической схемы.
4. точнее с двумя и более неударными слогами
15 Ввиду того, что корпус стихов Х5 характеризуется наличием строк с различной клаузулой, необходимо показать, что выборки профилей ударности в зависимости от размера клаузулы однородны, то есть принадлежат одной генеральной совокупности. Для проверки корпуса Х5 на однородность выборок профилей ударности в зависимости от размера клаузулы используем ранговый критерий Манна и Уитни, основанный на статистике
16 Здесь и – упорядоченные по возрастанию выборки.
17 Гипотеза сдвига (неоднородности) двух выборок отклоняется, если
18 Здесь – критические значения рангового критерия, зависящие от и критические значения определяются по таблице 143 справочника [8, с. 455–456]– уровень значимости, количественно характеризующий вероятность ошибки.
19 Сначала проверяем на однородность выборки, соответствующие строкам М и Ж таблицы 2. Имеем Для (т.е. допускается вероятность ошибки, равная 0,05) величины равны соответственно 2 и 23. Это означает однородность выборок профилей ударности, соответствующих строкам с мужской и женской клаузулами. Далее, для выборок, соответствующих строкам М+Ж и М+Ж+Д таблицы 2 имеем Все остальные показатели такие, как для строк М и Ж.
20 Это позволяет утверждать, что гипотеза неоднородности профиля ударности в зависимости от принадлежности к различной клаузуле отклоняется, и можно продолжить исследование ритмики корпуса Х5.
21 2.
22 Обычно в стиховедении объектами анализа ритмики являются профили ударности корпусов конкретных авторов, либо (что значительно реже) профили ударности нескольких произведений автора, объединенных по хронологическим данным. Однако в работах [5]; [6] было установлено, что корпусы 6-стопного ямба (далее – Я6) конкретных авторов статистически неоднородны по профилю ударности. В качестве примера приведем корпуса Я6 Вяземского и Кушнера; у Вяземского доля симметричного ямба 65 %, нисходящего – 27 %; у Кушнера доля симметричного ямба 55 %, асимметричного5 – 28 %. Нет никаких оснований полагать, что эта ситуация характерна только для Я6. Обращаем внимание на следующее обстоятельство. Рассмотрим корпус стихов конкретного метра и размера какого-нибудь автора, достаточный по объему для стиховедческого анализа и состоящий из нескольких произведений. Нередки ситуации, когда промежутки времени между написанием произведений, значительны. Естественно предположить, что в этом случае могут меняться как требования к конкретному ритмическому рисунку произведения, так и само отношение к ритму произведений указанной выше формы.
5. Здесь симметричный ямб – ямб с нисходящий ямб – ямб с асимметричный ямб – ямб с . Точные определения – в работе [6].
23 Принимая в качестве объекта для анализа ритмики полученного корпуса Х5 профиль ударности конкретного произведения, следует позаботиться о выводе соотношений, позволяющих каким-то образом упорядочивать6 профили ударности. Для вывода указанных соотношений поступим следующим образом.
6. Обращаем внимание на то, что в Х5, в отличие от Я6, практически отсутствуют произведения, обладающие цезурой, что, вообще говоря, усложняет упорядочивание.
24 Предположим, что ударность на k-икте представляет независимую от номера строки величину, принадлежащую некоторой нормальной совокупности с неизвестными средним значением и дисперсией. Тогда в предположении неизвестных неравных дисперсий ударности и на соседних иктах и соотносятся между собой следующим образом7]:
7. При выводе нижеприведенных соотношений использовались формулы (и статистика) критерия Кохрана–Кокса [8, с. 391
25 где – размер корпуса, – число ударений на и иктах, – квантили распределения Стьюдента и стандартного нормального распределения:
26 для
27 Другими словами, ударность может быть больше ударности в соответствии с формулой может быть меньше в соответствии с формулой наконец, в соответствии с формулой отличие от статистически незначимо.
28 В профиле ударности Х5 существует три пары ударностей и и и для которых имеют место все три варианта соотношений между ними. Анализ корпуса Х5 показывает, что для последней пары и всегда имеет место неравенство поэтому она далее не учитывается. Таким образом, теоретически существует типов профиля ударности Х5.
29 Введем одно упрощение записи. Выполнение неравенства будем фиксировать буквой Л, выполнение неравенства – буквой П, а выполнение равенства –буквой Р. Тогда любой из 27 теоретических типов профиля ударности фиксируется сочетанием трех букв Л, П, Р, например, РПЛ. Всего в корпусе8 Х5 выявлены 19 типов профиля ударности, причем произведения каждого типа характеризует собой выборку, статистически однородную относительно профиля ударности. На рис. 1 и 2 приведены схематические изображения профилей ударности выявленных типов, кроме типа РРР9. По оси абсцисс отложены номера иктов По оси ординат отложена ударность в немасштабном виде. Следует иметь в виду, что параметр Р, характеризующий выполнение равенства на рисунках для упрощения изображается соответствующей прямой, параллельной оси абсцисс. Результаты определения типов профилей ударности корпуса Х5 приведены в таблице 3.
8. Корпус включает 15209 произведений.

9. Профиль РРР с учетом упрощений представляет собой прямую, параллельную оси абсцисс.
30 Таблица 3. Типы профилей ударности корпуса Х5
1 2 3 4 5
ЛРЛ 14 279 J 3/2
ЛРР 16 205
ЛПЛ 322 6229
ЛПР 12 150
РЛЛ 3 132
РЛР 59 769
РЛП 7 79
РРП 3 37
РПР 19 276
ПЛП 10 317
ПРП 1 12
РРЛ 3535 61606 B 23/17
РРР 1423 18670 D 10/5
РПЛ 2620 56721 C 17/16
ПЛЛ 410 19159 H 3/5
ПЛР 527 10729 G 3/3
ПРЛ 4797 120807 A 32/34
ПРР 891 14163 E 6/4
ППЛ 539 42964 F 4/12
В первом столбце таблицы 3 приведено наименование типа профилей ударности, во втором и третьем – количество произведений данного типа и их суммарное число строк. В четвертом столбце приведено альтернативное наименование наиболее распространенных типов; тип J объединяет 11 редко встречающихся типов. В пятом столбце приведены доля произведений в числителе и в знаменателе – суммарное число строк данного типа в процентах.
31 Как следует из таблицы 3, примерно треть всех произведений Х5 относится к типу ПРЛ (A). В свое время М.Л. Гаспаров предположил, что одним из основных источников стихотворчества является осознанное (или неосознанное) подражание. В этой связи напомним, что к указанному типу относится одно из самых известных произведений русской поэзии “Выхожу один я на дорогу…ˮ Лермонтова, с которого практически начинался русский Х5.
32 Приведем примеры произведений с профилем ударности различных типов.
33 1. тип ЛПЛ.
34 М. Шкапская [О Петербурге (Знаю я стоит на прежнем месте…), О словах (Светятся как тонкие лампадки…)], А. Кушнер [Радость (Радость это редкость и, в отличье)], Л. Латынин [Отсыхают листья понемногу…, Дали душу не скупясь на сроки], М. Цветаева [Слезы – на лисе моей облезлой…, Рельсы (В некой разлинованности нотной), Древняя тщета течет по жилам…]
35 2. тип ЛПР.
36 М. Цветаева [Молодость (Скоро уж из ласточек в колдуньи!)]
37 3. тип РЛР.
38 М. Цветаева [Завораживающая! Крест], Н. Кугушева [В Зоологическом саду (В вазах каменных пылают канны)]
39 4. тип РЛП.
40 М. Цветаева [Мне ль, которой ничего не надо…]
41 5. тип РРЛ.
42 А. Кушнер [Есть у нас еще один роман…, Магнитофон (Будущее за магнитофоном), На вопрос, какой вид смерти лучше…], А. Головина [Сколько раз ходила на дорогу…, Это будет первое восстанье…, Ось земную пальцами пропеллер…, Нет лучей, но отраженный свет…, Что бы ни случилось в жизни этой…, Первая всегда враждебна встреча…], А. Ахматова [Венеция (Золотая голубятня у воды), Многое еще, наверно, хочет…, Шелестит о прошлом старый дуб…], Н. Гумилев [Крыса (Вздрагивает огонек лампадки), Рабочий (Он стоит пред раскаленным горном), Слово (В оный день, когда над миром новым), Канцона (И совсем не в мире мы, а где-то), В шумном вихре юности цветущей…], О. Мандельштам [Образ твой, мучительный и зыбкий…, Отмечает листья ветер робкий…], М. Цветаева [Поступью сановнически-гордой…], Я. Смеляков [Здравствуй, Пушкин! (Здравствуй, Пушкин! Просто страшно это), Мальчики, пришедшие в апреле…]
43 6. тип РРР.
44 А. Кушнер [Смысл постичь небесный, сущность бледную…], А. Блок [Перуджия (День полувеселый, полустрадный), З. Гиппиус (Женщина, безумная гордячка)], А. Ахматова [Под навесом темной риги жарко…, Маяковский в 1913 году (Я тебя в твоей не знала славе), Если б все, кто помощи душевной…, Все в Москве пропитано стихами…], Н. Гумилев [Отвечай мне, картонажный мастер…], М. Цветаева [Как мы читали ‘Liснтеnsтеin’ (Тишь и зной, везде синеют сливы), Подруга (Сини подмосковные холмы), Москве (Гришка-Вор тебя не ополячил), Памяти А. А. Стаховича (И не от заледенелых печек), Молодость (Молодость моя! Моя чужая)].
45 7. тип РПЛ.
46 А. Кушнер [Будущее это то, с чем дело…, Хороши рябины и берёзы…, Дарвин совершил одну ошибку…, Сдвоенные иглы южных сосен…, В Москве (Этот мир заманчивый, московский)], А. Головина [Новогоднее гадание (В будущее узкая прореха), Никогда тебе не поверяю…], А. Ахматова [И когда друг друга проклинали…, Милому (Голубя ко мне не присылай), Данте (Он и после смерти не вернулся)], Н. Заболоцкий [Журавли (Вылетев из Африки в апреле), Воспоминание (Наступили месяцы дремоты…, Поэт (Черен бор за этим старым домом), Медленно земля поворотилась…], Н. Гумилев [Каракалла (Император с профилем орлиным), Военная (Носороги топчут наше дурро)], Я. Смеляков [Милые красавицы России (В буре электрического света), Первый бал (Позабыты шахматы и стирка)].
47 8. тип ПЛЛ.
48 М. Шкапская [Эренбургу (Я пишу из солнечной Тулузы)], С. Есенин [Не жалею, не зову, не плачу…, Письмо матери, Мы теперь уходим понемногу…, Жизнь обман с чарующей тоскою…, Я спросил сегодня у менялы…], А. Блок [Я укрыт до времени в приделе…], А. Головина [Как смятенно жизнь глядит навстречу…], А. Ахматова [Широко распахнуты ворота…, Страх, во тьме перебирая вещи…], О. Мандельштам [Мастерица виноватых взоров…, Темных уз земного заточенья…], М. Цветаева [Даме с камелиями (Все твой путь блестящей залой зла), Мальчик с розой (Хорошо невзрослой быть и сладко), Принц и лебеди (В тихий час, когда лучи неярки), Ока (В светлом платьице, давно-знакомом)].
49 9. тип ПЛР.
50 М. Шкапская [Ночью (Ты зовешь меня своей капризой)], А. Головина [Брюгге (Ночью руки до плеча растают), Счастье (По весне, хитрей, чем Калиостро)], А. Ахматова [После ветра и мороза было…, Не прислал ли лебедя за мною…, Не пугайся, – я еще похожей…], Н. Гумилев [Лаос (Девушка, твои так нежны щеки), Ночь (Пролетала золотая ночь), Об озерах, о павлинах белых…], М. Цветаева [По тебе тоскует наша зала…, На вокзале (Два звонка уже и скоро третий), Ночи без любимого и ночи…, Белизна угроза черноте…, Маяковскому (В сапогах, подкованных железом)].
51 10. тип ПЛП.
52 М. Цветаева [Прорицаниями рокоча…]
53 11. тип ПРЛ.
54 М. Шкапская [Паноптикум (Я иду, а длинный ряд двоится), Весна (Приползла лукавая, вся талая), Знаю я, что в наш печальный мир…, Проводы (В день отъезда плакал мой любимый), О затаенном (Будет это в первый или в сотый), Отчетливое (Ничему далекому не верю), Может быть, томима вечной жаждой, Ты уйдешь и скажешь на прощанье], А. Кушнер [Время друг великих сочинений…, Ваза (На античной вазе выступает), Страх и трепет, страх и трепет, страх…, Низкорослой рюмочки пузатой…, В августе опять к нам ночь вернулась…, Жизнь пришлась на смутную эпоху…, День прошел вчерашнего бездарней…, Подорожник выпустил стрелу…, Я открыл окно: пускай проветрится…, В комнате стояла свежесть сада…, Скучно, Гоголь, жить на этом свете…, Все не так угрюмо-стоеросово…, Летней ночью, августовской, поздней…, Вспоминай, в каком в четвёртом классе…, Немецкая сказка (Это в старой сказке было важно) Бог старик. Уж точно, что не мальчик…, В сквере клен поспешно облетает…,], С. Есенин [Я обманывать себя не стану…, Улеглась моя былая рана…, Никогда я не был на Босфоре…, Спит ковыль. Равнина дорогая…, Ты меня не любишь, не жалеешь…, Кто я? Что я? Только лишь мечтатель…, Золото холодное луны…, В Хороссане есть такие двери…, Голубая родина Фирдуси…, Быть поэтом это значит то же…, Руки милой пара лебедей…, Отчего луна так светит тускло…, Месяц рогом облако бодает…, Может, поздно, может, слишком рано…, Видно, так заведено навеки…], А. Головина [Боже мой, печалиться не надо…, Вифлеем (Каждый год в музее городском), Возвращайся в пятый раз и сотый…, Отходя от сновидений ночью…, Ты не любишь севера? Не надо…, Это было головокруженьем], А. Ахматова [Сладок запах синих виноградин…, Бессонница (Где-то кошки жалобно мяукают), В ремешках пенал и книги были…, Стал мне реже сниться, слава богу…, Первый луч – благословенье бога…], Н. Заболоцкий [Где-то в поле возле Магадана…, Чертополох (Принесли букет чертополоха), Голос в телефоне (Раньше был он звонкий, точно птица), Снежный человек (Говорят, что в Гималаях где-то), Железная старуха (У меня железная старуха)], Н. Гумилев [Болонья (Нет воды вкуснее, чем в Романье), Старый конквистадор (Углубясь в неведомые горы), Пять быков (Я служил пять лет у богача), Рассвет (Змей взглянул, и огненные звенья), Память (Только змеи сбрасывают кожи)], Н. Рубцов [Девочка играет (Девочка на кладбище играет), Березы (Я люблю, когда шумят березы), Эх, коня да удаль азиата…, Памятный случай (В детстве я любил ходить пешком), Я не плыл на этом пароходе…, Я умру в крещенские морозы…], О. Мандельштам [Мы с тобой на кухне посидим…, Ламарк (Был старик, застенчивый, как мальчик), Если утро зимнее темно…, В изголовьи черное распятье…, Ты прошла сквозь облако тумана…, Собирались эллины войною…, И глагольных окончаний колокол], М. Цветаева [Маме (В старом вальсе штраусовском впервые)], Я. Смеляков [Там, где звезды светятся в тумане…, Точка зрения (Вечерело. Пахло огурцами)], М. Зенкевич [Жизнь моя, как летопись, загублена…], Д. Самойлов [Блудный сын (По пустому темному проселку)].
55 12. тип ПРР.
56 А. Кушнер [Покажи мне смельчака любого…, Отнимать у Бога столько времени,,,], С. Есенин [Тихий ветер. Вечер сине-хмурый…, Никогда я не забуду ночи…], А. Головина [Ни искать, ни звать тебя не надо…, В православной церкви над тобой…, Гроза (Провода поют, смолкают птицы)], А. Ахматова [Под Коломной (Где на четырех высоких лапах), Никого нет в мире бесприютней…, Я с тобой, мой ангел, не лукавил…, И упало каменное слово…], Н. Гумилев [Ангел боли (Праведны пути твои, царица), Нежно-небывалая отрада…]
57 13. тип ППЛ.
58 А. Кушнер [Оредеж (Оредеж, не правда ли, названье), По безлюдной Кирочной, вдоль сада…], Н. Заболоцкий [Ходоки (В зипунах домашнего покроя), Гроза идет (Движется нахмуренная туча)], Н. Гумилев [Открытие Америки (Свежим ветром снова сердце пьяно), Принцесса (В темных покрывалах летней ночи), Ягуар (Странный сон увидел я сегодня)], Я. Смеляков [Паренек (Рос мальчишка, от других отмечен), Манон Леско (Много лет и много дней назад), Больше нет природы равнодушной (С музыкой и с песней, не таясь)], Н. Оцуп [Дневник в стихах (поэма длиной более 12 тысяч строк)].
59 3.
60 Перейдем к анализу ритмики корпусов Х5 отдельных авторов10. Если исходить из анализа профилей ударности, то на этом пути столкнемся с трудностями, связанными с тем, что, согласно таблице 3, корпусу автора могут принадлежать несколько профилей ударности, Введем важное определение – индекс ритмического репертуара Ak1-Bk2-Ck3-Dk4-Ek5-Fk6-Gk7-Hk8-Jk9, где буквы A, B, C, D, E, F, G, H, J соответствуют типам профиля ударности, определенным в четвертом столбце таблицы 3, а параметры – цифры или знак >. Запись Ak111 означает, что строк произведений с профилем ударности типа А в данном корпусе содержится не больше чем от общего числа строк. В частности, запись А4 (А0) означает, что строк произведений с профилем ударности типа А содержится не больше чем 40 % от общего количества строк в корпусе (соответственно, корпус не содержит произведений с профилем ударности типа А). Запись A> означает, что строк произведений с профилем ударности типа А в данном корпусе содержится больше чем 90 % от общего числа строк. Так как сказанное справедливо и для произведений с другими профилями ударности, то индекс ритмического репертуара дает полную информацию о распределении типов профиля ударности в корпусе Х5 конкретного автора.
10. В работах [2]; [3] сравниваются лишь ударности на отдельных иктах корпусов некоторых авторов.

11. В данном случае k1– цифра.
61 Предварительный анализ свидетельствует о наличии в корпусах Х5 конкретных авторов преобладания произведений с определенным типом профиля ударности. Если возвратиться к определению индекса ритмического репертуара, то преобладание означает, что один из параметров не меньше 612, и далее будем называть такой индекс индексом с предпочтением.
12. Или символ >.
62 Результаты определения индексов ритмического репертуара 120 авторов приведены в четвертом столбце таблицы 4; в первых трех столбцах – имя и фамилия автора, годы жизни, количество произведений (числитель) и строк (знаменатель) Х5.
63 Таблица 4. Индексы ритмического репертуара
1 2 3 4
Сергей Соловьев 1885–1942 19/562 A0-B2-C2-D1-E1-F0-G0-H7-J0
Катя Капович 1960 33/505 A0-B3-C2-D1-E2-F1-G0-H3-J1
Лев Гомолицкий 1903–1988 14/603 A1-B0-C0-D0-E1-F0-G4-H5-J0
Николай Оцуп 1894–1958 14/12712 A1-B1- C1-D1-E0-F>-G0-H0-J0
Нонна Слепакова 1936–1998 18/549 A1-B1-C3-D0-E0-F6-G0-H0-J1
Евгений Евтушенко 1932–2017 13/613 A1-B1-C6-D0-E0-F3-G0-H0-J1
Дмитрий Сиротин 1977 55/1119 A1-B1-C8-D0-E0-F1-G0-H0-J1
Анатолий Гейнцельман 1879–1953 37/631 A1-B2-C0-D4-E1-F0-G3-H0-J1
Иван Елагин 1918–1987 27/1134 A1-B2-C2-D1-E1-F6-G0-H0-J0
Маргарита Алигер 1915–1992 50/3384 A1-B2-C2-D1-E1-F6-G1-H0-J0
Андрей Расторгуев 1964 41/800 A1-B2-C5-D0-E0-F3-G0-H0-J1
Николай Старшинов 1924–1998 40/886 A1-B4-C3-D1-E1-F2-G0-H0-J1
Михаил Зенкевич 1886–1973 19/1707 A2-B1-C1-D1-E1-F0-G1-H7-J0
Анна Ахматова 1889–1966 125/3790 A2-B1-C1-D1-E1-F0-G2-H4-J1
Марина Цветаева 1892–1941 43/867 A2-B1-C1-D2-E1-F0-G2-H2-J4
Юрий Левитанский 1922–1996 20/722 A2-B1-C5-D0-E0-F2-G0-H0-J2
Сергей Попов 1962 30/726 A2-B1-C5-D0-E0-F4-G0-H0-J0
Мария Комиссарова 1900–1994 21/1308 A2-B2-C1-D1-E0-F6-G1-H0-J0
Илья Голенищев-Кутузов 1904–1969 22/529 A2-B2-C1-D1-E1-F0-G2-H3-J0
Елизавета Кузьмина 1891–1945 52/1033 A2-B2-C1-D4-E2-F0-G1-H2-J1
Александр Межиров 1923–2009 19/697 A2-B2-C3-D0-E0-F4-G0-H0-J0
Михаил Молчанов 1945 117/3572 A2-B2-C3-D1-E1-F4-G1-H0-J1
Владимир Микушевич 1936 128/1855 A2-B2-C4-D2-E1-F1-G1-H0-J1
Владислав Пеньков 1969–2020 170/3301 A2-B2-C5-D1-E1-F1-G0-H1-J1
Владимир Салимон 1952 274/3044 A2-B3-C4-D2-E1-F0-G1-H0-J1
Глеб Семенов 1918–1982 35/680 A2-B3-C5-D0-E1-F2-G0-H0-J1
Юрий Колкер 1946 24/574 A2-B4-C2-D1-E1-F0-G0-H0-J3
Алексей Дьячков 1971 40/744 A2-B4-C4-D1-E0-F1-G0-H0-J1
Евгений Долматовский 1915–1994 22/713 A2-B4-C4-D1-E1-F0-G0-H0-J0
Илья Сельвинский 1899–1968 48/1136 A2-B5-C2-D1-E1-F1-G1-H0-J1
Николай Заболоцкий 1903–1958 26/1992 A3-B0-C1-D0-E0-F5-G0-H3-J0
Василий Федоров 1918–1984 29/1039 A3-B1-C1-D1-E0-F6-G1-H0-J1
Давид Самойлов 1920–1990 55/2575 A3-B1-C1-D1-E1-F0-G3-H4-J1
Борис Корнилов 1907–1938 24/1503 A3-B1-C2-D1-E0-F5-G1-H1-J1
Илья Фаликов 1942 32/825 A3-B1-C4-D0-E0-F2-G0-H0-J1
Алексей Пурин 1955 23/794 A3-B1-C6-D0-E1-F2-G0-H0-J0
Константин Бальмонт 1867–1942 23/523 A3-B2-C1-D1-E0-F4-G0-H0-J1
Борис Пастернак 1890–1960 35/1126 A3-B2-C1-D1-E1-F4-G1-H1-J0
Сергей Орлов 1921–1977 50/1246 A3-B2-C5-D1-E1-F1-G1-H0-J1
Валерий Брюсов 1873–1924 42/888 A3-B3-C1-D2-E1-F0-G2-H2-J1
Мария Визи 1904–1994 62/872 A3-B3-C2-D1-E1-F0-G2-H1-J1
Евгений Витковский 1950–2020 57/1427 A3-B3-C2-D1-E2-F2-G1-H0-J1
Александр Прокофьев 1900–1971 167/3035 A3-B3-C3-D1-E1-F2-G0-H0-J1
Алексей Недогонов 1914–1948 17/495 A3-B3-C4-D0-E0-F1-G0-H0-J0
Александр Големба 1922–1979 34/856 A3-B3-C4-D2-E1-F0-G0-H0-J1
Валерий Перелешин 1913–1992 38/705 A3-B4-C1-D1-E1-F0-G2-H1-J0
Лидия Алексеева 1909–1987 46/520 A3-B4-C1-D2-E1-F0-G2-H1-J1
Игорь Жданов 1937–2005 41/787 A3-B4-C2-D0-E0-F1-G0-H0-J1
Борис Слуцкий 1919–1986 92/1802 A3-B4-C2-D2-E1-F0-G1-H0-J1
Леонид Латынин 1938 44/863 A3-B4-C3-D0-E0-F0-G1-H2-J1
Михаил Светлов 1903–1964 57/1421 A3-B5-C2-D1-E1-F1-G0-H1-J1
Михаил Исаковский 1900–1973 37/1115 A4-B1-C0-D0-E0-F0-G1-H5-J0
Эдуард Багрицкий 1895–1934 11/729 A4-B0-C1-D0-E0-F0-G1-H5-J1
Сергей Смирнов 1912–1993 50/2256 A4-B1-C1-D1-E1-F6-G0-H0-J0
Николай Тихонов 1896–1979 43/1223 A4-B2-C1-D1-E1-F3-G1-H1-J0
Валентин Сорокин 1936 118/4487 A4-B2-C1-D1-E1-F4-G1-H1-J1
Борис Поплавский 1903–1935 61/1570 A4-B2-C1-D1-E2-F1-G2-H2-J0
Илья Эренбург 1891–1967 62/1152 A4-B2-C1-D2-E1-F0-G3-H1-J1
Павел Васильев 1910–1937 23/1032 A4-B2-C2-D1-E0-F3-G1-H2-J0
Дмитрий Кедрин 1907–1945 33/761 A4-B2-C2-D2-E2-F1-G0-H1-J0
Ярослав Смеляков 1913–1972 26/812 A4-B2-C3-D0-E0-F2-G0-H0-J1
Юнна Мориц 1937 37/774 A4-B2-C3-D1-E1-F1-G0-H1-J1
Инна Лиснянская 1928–2014 56/860 A4-B3-C1-D2-E2-F0-G1-H1-J1
Дмитрий Кленовский 1893–1976 85/1688 A4-B3-C1-D2-E2-F1-G1-H1-J1
Николай Асеев 1889–1963 17/600 A4-B3-C2-D1-E0-F1-G1-H0-J0
Анастасия Скорикова 1969 37/491 A4-B3-C2-D1-E1-F0-G1-H0-J1
Всеволод Рождественский 1895–1977 64/1824 A4-B3-C2-D1-E1-F1-G1-H1-J0
Михаил Синельников 1946 38/574 A4-B3-C2-D1-E1-F1-G1-H1-J0
Григорий Хубулава 1982 214/3680 A4-B3-C2-D1-E1-F1-G1-H1-J1
Юлия Друнина 1924–1991 96/1538 A4-B3-C2-D2-E1-F0-G1-H1-J0
Вероника Тушнова 1911–1965 44/935 A4-B4-C1-D1-E1-F1-G1-H0-J1
Ирина Кнорринг 1906–1943 85/1319 A4-B4-C1-D1-E1-F1-G1-H1-J1
Ольга Берггольц 1910–1975 48/1274 A4-B4-C2-D1-E1-F0-G1-H1-J1
Светлана Кекова 1951 34/569 A4-B4-C2-D2-E1-F0-G0-H0-J0
Андрей Чернов 1953 65/1183 A4-B4-C2-D2-E1-F0-G1-H0-J1
Владимир Нарбут 1888–1938 16/693 A5-B1-C2-D2-E0-F0-G0-H0-J1
Алексей Ивантер 1961 45/956 A5-B1-C4-D0-E0-F2-G0-H0-J1
Леонид Мартынов 1905–1980 106/ 2284 A5-B2-C1-D1-E1-F0-G1-H1-J1
Николай Минаев 1895–1967 74/1692 A5-B2-C1-D1-E1-F1-G0-H2-J1
Николай Гумилев 1886–1921 51/1535 A5-B2-C1-D1-E1-F2-G1-H0-J1
Андрей Добрынин 1957 454/11262 A5-B2-C1-D1-E2-F1-G1-H1-J0
Семен Липкин 1911–2003 48/1023 A5-B2-C1-D2-E1-F0-G1-H1-J1
Мария Вега 1898–1980 28/794 A5-B2-C1-D2-E1-F1-G1-H1-J0
Новелла Матвеева 1934–2016 52/1731 A5-B2-C3-D0-E0-F2-G1-H1-J0
Любовь Столица 1884–1934 30/997 A5-B3-C0-D1-E2-F0-G0-H2-J0
Алла Головина 1909–1987 29/662 A5-B3-C1-D0-E1-F0-G1-H1-J0
Сергей Петров 1911–1988 87/1582 A5-B3-C1-D1-E1-F1-G1-H0-J1
Николай Глазков 1919–1979 73/1410 A5-B3-C1-D1-E1-F1-G1-H1-J1
Сергей Арутюнов 1972 31/716 A5-B3-C2-D1-E1-F1-G0-H0-J1
Александр Городницкий 1933 28/763 A5-B3-C3-D0-E0-F2-G0-H0-J0
Анатолий Величковский 1901–1981 38/823 A6-B1-C0-D2-E1-F0-G2-H0-J1
Николай Рубцов 1936–1971 25/577 A6-B1-C1-D0-E0-F1-G0-H3-J0
Анна Баркова 1901–1976 20/527 A6-B1-C1-D1-E1-F3-G1-H0-J0
Павел Антокольский 1896–1978 32/1687 A6-B1-C2-D1-E0-F1-G0-H1-J0
Юрий Кублановский 1947 37/807 A6-B1-C2-D1-E2-F0-G1-H1-J0
Александр Перфильев 1895–1973 43/727 A6-B2-C0-D1-E1-F0-G1-H2-J1
Фёдор Сологуб 1863–1927 33/553 A6-B2-C1-D0-E1-F0-G1-H1-J0
Игорь Северянин 1887–1941 35/886 A6-B2-C1-D0-E1-F2-G1-H1-J0
Мария Петровых 1908–1979 21/745 A6-B2-C1-D1-E1-F0-G0-H0-J0
Юрий Кузнецов 1941–2003 22/525 A6-B2-C1-D1-E1-F0-G0-H2-J0
Владимир Соколов 1928–1997 24/606 A6-B2-C1-D1-E1-F0-G0-H2-J0
Арсений Несмелов 1889–1945 73/2433 A6-B2-C1-D1-E1-F1-G1-H2-J0
Иван Бунин 1870–1953 67/1172 A6-B2-C2-D1-E1-F0-G0-H1-J0
Роальд Мандельштам 1932–1961 32/496 A6-B2-C4-D0-E0-F0-G0-H0-J1
Владимир Высоцкий 1938–1980 18/554 A6-B3-C2-D0-E0-F0-G0-H0-J1
Владимир Луговской 1901–1957 40/1693 A6-B3-C2-D1-E1-F1-G0-H1-J1
Сергей Есенин 1895–1925 33/779 A7-B0-C0-D0-E1-F0-G0-H3-J0
Эдуард Асадов 1923–2004 57/5507 A7-B1-C0-D0-E0-F1-G0-H3-J0
Ольга Бешенковская 1947–2006 34/638 A7-B1-C1-D0-E0-F1-G0-H0-J1
Сергей Шервинский 1892–1991 22/449 A7-B1-C1-D1-E0-F1-G0-H1-J0
Николай Браун 1902–1975 37/1223 A7-B1-C2-D1-E0-F1-G1-H2-J0
Геннадий Русаков 1938 30/522 A7-B3-C0-D0-E0-F0-G0-H1-J1
Саша Черный 1880–1932 25/647 A8-B1-C0-D1-E0-F0-G0-H3-J0
Сергей Марков 1906–1979 22/764 A8-B1-C1-D0-E1-F0-G0-H0-J0
Александр Кушнер 1936 91/1640 A8-B1-C1-D1-E1-F1-G0-H1-J1
Арсений Тарковский 1907–1989 16/798 A8-B2-C0-D1-E0-F0-G0-H0-J1
Александра Паркау 1887–1954 21/505 A9-B1-C1-D1-E0-F0-G0-H1-J0
Дмитрий Мережковский 1865–1941 11/1289 A>-B0-C0-D0-E0-F0-G0-H1-J0
Владимир Алейников 1946 23/627 A>-B0-C1-D0-E0-F0-G0-H0-J1
Максимилиан Волошин 1877–1932 26/1244 A>-B1-C1-D0-E1-F0-G1-H0-J0
Данные, относящиеся к корпусам конкретных авторов, упорядочены в таблице 4 относительно индекса ритмического репертуара. Индексы с предпочтением выделены в таблице 4 полужирным шрифтом. Может создаться впечатление, что наличие предпочтения относительно конкретного типа профиля ударности у индекса ритмического репертуара вызвано наличием произведений большого размера с таким профилем. Однако в целом это неверно, в частности корпуса Соколова, Бунина, Мандельштама, Бешенковской, Кушнера и других авторов имеют индекс с предпочтением A, но не содержат больших произведений.
64 Из анализа 4 столбца таблицы 4 следует, что распределения по различным типам профиля ударности для отдельных авторов близки между собой:
65
  1. менее чем на 10 % отличаются распределения в парах Синельников, Рождественский и Кузнецов, Соколов;
66

2. менее чем на 20 % отличаются распределения в парах Елагин, Алигер; Слуцкий, Чернов; Лиснянская, Кленовский; Синельников, Хубулава; Рождественский, Хубулава; Тушнова, Кнорринг; Нарбут, Липкин и Петров, Глазков.

67 Присутствие одного и того же автора в различных парах обусловлено наличием неравенств в определении индекса ритмического репертуара.
68 Приведенные данные подтверждают правомерность анализа ритмики, исходящего из профилей ударности отдельных произведений, а не корпусов Х5 авторов.
69 4. Корпус Х5 содержит более15200 тысяч произведений с общей длиной более 353 тысяч строк, принадлежащих более полутора тысяч авторам. Получено распределение частот всех ритмических форм корпуса Х5.
70 Показано, что профиль ударности корпуса не зависит (однороден) от принадлежности строк Х5 к различной клаузуле.
71 Выявлено, что произведения корпуса 5-стопного хорея принадлежат 19 различным типам профилей ударности. Приведены примеры принадлежности произведений различным типам профиля ударности.
72 Получено распределение различных типов профилей ударности для корпусов Х5 120 авторов.
73 Выявлено, что распределение различных типов профилей ударности в корпусах отдельных авторов бывает двух видов:
74 а) приблизительно равномерное по нескольким типам;
75 б) имеющее индекс ритмического репертуара с предпочтением, то есть когда от 50 до 90 % корпуса Х5 принадлежат какому-либо одному типу. Так, среди корпусов 120 авторов 29 корпусов имеют индекс с предпочтением A, 4 корпуса – с предпочтением C, 7 корпусов – с предпочтением F, 3 корпуса – с предпочтением.

References

1. Astakhova, A. Iz istorii i ritmiki horeya [From the History and Rhythm of Trochaic]. Vremennik otdela slovesnykh iskusstv [Proceedings of the Department of Verbal Arts]. Leningrad, Асadеmiа Publ., 1926, pp. 54–66. (In Russ.)

2. Taranovskiy, K.F. Russkie dvuslozhnye razmery. Statii o stikhe [Russian Two-Syllable Sizes. Arti-cles about Verse]. Moscow, Yazyki slavyanskoy kultury Publ., 2010. 552 p. (In Russ.)

3. Gasparov, M.L. Sovremenny russki stikh. Metrika i ritmika [Contemporary Russian Verse. Metrics and Rhythm]. Moscow. Nauka Publ., 1974. 488 p. (In Russ.)

4. Kolmogorov, A.N., Prokhorov, A.V. Model ritmicheskogo stroeniya russkoj rechi, prisposoblenna-ya k izucheniyu metriki russkogo klassicheskogo stiha [Model of the Rhythmic Structure of Russian Speech, Adapted to the Study of the Metrics of Russian Classical Verse]. Russkoe stikhoslozhenie. Traditsii i problemy razvitiya [Russian Versification. Traditions and Development Problems]. Mos-cow. Nauka Publ., 1985, pp. 113–134. (In Russ.)

5. Neshcheretov, I.I. Ritmika 6-stopnogo russkogo yamba v XX stoletii [Rhythm of Russian Iambic Hexameter in the 20th Century]. Slavyanskiy stikh. Stikhovedenie, yazyk, smysl. T. 9 [Slavic Verse. Poetry, Language, Meaning]. Moscow. Rukopisnye pamyatniki drevney Rusi Publ., 2012, pp. 76–83. (In Russ.)

6. Neshcheretov, I.I. Ritmika 6-stopnogo russkogo yamba ot Lomonosova i Trediakovskogo po nasto-yashchee vremya [Rhythm of Russian Iambic Hexameter from Lomonosov and Trediakovsky to pre-sent]. Trudy Instituta russkogo yazyka im. V.V. Vinogradova. Vyp. 11 [Proceedings of the V.V. Vinogradov Russian Language Institute of the Russian Academy of sciences. Iss. 11]. Moscow. Slavyanskiy stikh, 2017, pp. 89–121. (In Russ.)

7. Kolmogorov, A.N., Prokhorov, A.V. Statisticheskie metody issledovaniya ritma stihotvornoj rechi. Opyt rascheta i sravneniya modelej ritma [Statistical Methods for Studying of the Rhythm of Poetic Speech. Experience in Calculating and Comparing Rhythm Patterns]. Kolmogorov, A.N. Trudy po stikhovedeniyu [Works on Poetry]. Moscow. Izd. MTSNMO Publ., 2015. 256 p. (In Russ.)

8. Kobzar, A.I. Prikladnaya matematicheskaya statistika. Dlya inzhenerov i nauchnykh rabotnikov [Applied Mathematical Statistics. For Engineers and Scientists]. Moscow. Fizmatlit Publ., 2006. 816 p. (In Russ.)

Comments

No posts found

Write a review
Translate