On the Epigraph to Lev Shcherba’s Article “On the Threefold Aspect of the Language Phenomena and on Experimentation in Linguistics” (Marking the 90th Anniversary of the Article’s Publication in the “Bulletin of the Academy of Sciences of the USSR”)
Table of contents
Share
Metrics
On the Epigraph to Lev Shcherba’s Article “On the Threefold Aspect of the Language Phenomena and on Experimentation in Linguistics” (Marking the 90th Anniversary of the Article’s Publication in the “Bulletin of the Academy of Sciences of the USSR”)
Annotation
PII
S241377150013068-7-1
DOI
10.31857/S241377150013068-7
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Mikhail Fedosyuk 
Affiliation: Lomonosov Moscow State University
Address: Russian Federation, Moscow
Pages
105-109
Abstract

The article considers the source of the epigraph to the article by L.V. Shcherba “On the Threefold Aspect of the Language Phenomena and on Experimentation in Linguistics”, which reads as follows: “Nihil est in dicendo, quod non inhaereat grammaticae vel hominum actioni. Nihil est in grammatica, quod non fuerit in dicto”. Neither in the first publication of this article, nor in its subsequent reprints, the source was indicated. Here, it is shown that the epigraph is a rephrasing of the statement by the sensualist J. Locke “Nihil est in intellectu, quod non prius fuerit in sensu&8j1;, which was so widely known in the 19th and early 20th century that it was often quoted and reworded, without attribution, in various scholarly works.

Keywords
L.V. Shcherba, epigraph, aspects of linguistic phenomena, J. Locke, transformation of catchy expressions, allusions
Received
25.12.2020
Date of publication
25.12.2020
Number of purchasers
6
Views
152
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
880 RUB / 16.0 SU
All issues for 2020
4224 RUB / 84.0 SU
1 Хорошо известную современным лингвистам и важную для истории российского языкознания статью Л.В. Щербы “О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознанииˮ предваряют, во-первых, посвящение: “Памяти учителя И.А. Бодуэна де Куртенэˮ, а во-вторых, эпиграф: “Nihil est in dicendo, quod non inhaereat grammaticae vel hominum actioni. Nihil est in grammatica, quod non fuerit in dictoˮ. Впервые эта статья была опубликована в журнале “Известия АН СССР. Серия общественных наукˮ за 1931 г. [1], причем латинский эпиграф не сопровождался ни переводом на русский язык, ни ссылкой на его источник. Такое отсутствие не вызывает удивления: очевидно, что Л.В. Щерба ориентировался на своих современников – читателей, которые, как и он сам, получили гимназическое образование и хорошо знали и латынь, и крылатые латинские изречения (ср. [2]). Позднее лингвисты получили возможность знакомиться с этой статьей благодаря ее перепечаткам вначале в хрестоматии по истории языкознания В.А. Звегинцева (1965) [3], затем в сборнике трудов Л.В. Щербы “Языковая система и речевая деятельностьˮ (1974) [4], а в наши дни еще и благодаря многочисленным копиям этой статьи, размещенным в интернете (см., напр., [5] и [6]).
2 В хрестоматии В.А. Звегинцева посвящение и эпиграф опущены, что представляется достаточно оправданным, учитывая учебную направленность книги и ее установку на публикацию не только полных текстов работ, но и их сокращенных вариантов. Что же касается сборника трудов Л.В. Щербы, то в нем посвящение и эпиграф к статье, разумеется, приведены, однако в справочной части издания ни перевода эпиграфа, ни информации о его источнике, к сожалению, нет. Впрочем, смысл эпиграфа большинство современных читателей-филологов могут понять достаточно легко. В переводе на русский язык этот эпиграф гласит: “Нет ничего в сказанном, что не было бы заложено в грамматике или в человеческой деятельности. Нет ничего в грамматике, что не содержалось бы в сказанномˮ. Однако из какого источника почерпнуты эти слова? Ниже мы попытаемся найти ответ на этот вопрос.
3 То обстоятельство, что эпиграф написан по латыни, дает основания предполагать, что приведенные в нем высказывания, во всяком случае в своей основе, не принадлежат самому Л.В. Щербе. А то, что ученый никак не обозначил источник этих высказываний, свидетельствует о том, что, по мнению Л.В. Щербы, этот источник мог быть без труда опознан читателями его времени.
4 Нашим современникам определить этот источник гораздо труднее. Дело в том, что в советское время угасла традиция украшать свою речь латинскими изречениями. Не случайно разделы “Иностранные слова и выраженияˮ в толковых словарях и словарях иностранных слов, выпущенных в 1930-е – 1980-е годы, содержат преимущественно такие единицы, “которые вносятся говорящими в состав русской фразы как члены предложения взамен соответствующих русскихˮ, и не включают единицы, которые “имеют характер пословиц и представляют собой самостоятельные целые предложенияˮ ([7, с. 1473–1474], ср. [8]). Что же касается словарей более позднего времени, то разделов, посвященных словам и предложениям, которые употребляются в латинском написании, в них обычно и совсем нет [9].
5 Вместе с тем, помощь в обнаружении источника эпиграфа Л.В. Щербы могут оказать специальные словари иноязычных выражений и слов. Обращение к этим словарям позволяет увидеть, что текст, использованный Л.В. Щербой в качестве эпиграфа, – это не оригинальное латинское изречение, а результат перефразирования Л.В. Щербой основного положения сенсуализма, которое было сформулировано Дж. Локком и гласит: “Nihil est in intellectu, quod non prius fuerit in sensuˮ – ʻНет ничего в уме, чего бы не было раньше в ощущенияхʼ. Известно и уточнение этого положения Г. Лейбницем, который утверждал: “Nihil est in intellectu, quod non prius fuerit in sensu, nisi intellectus ipseˮ – ʻНет ничего в уме, чего бы не было раньше в ощущениях, кроме самого умаʼ [10, с. 154]; [11, с. 494].
6 Как показывает богатый материал упомянутых словарей, в XIX – начале XX в. оба латинских изречения были широко известны и часто употреблялись в научной литературе, причем нередко без обозначения их источников. О широкой известности этих изречений свидетельствует и их не совсем одинаковое воспроизведение разными авторами: очевидно, высказывания цитировались по памяти. Вот некоторые почерпнутые из словарей иллюстрации к сказанному: “Разум пустое темное место, в которое падают образы внешних предметов, возбуждая какую-то распорядительную, формальную деятельность в нем; чем он страдательнее, тем ближе к истине, чем деятельнее, тем подозрительнее его правдивость. Вот вам и знаменитое nihil in intellectu, quod non fuerit in sensu, поставленное гордо рядом или против cogito ergo sumˮ. (А.И. Герцен. Письма об изучении природы) [11, с. 495]; «Вникая иногда в сущность новейшей мудрости мы часто бываем должны повторять мысль, приводимую Вико: nihil est in intellectu, quod non prius fuerit in sensu, одним словом, “мудрость разума не заключает в себе ничего, что не было бы уже заключено прежде в мудрости чувства”» (М.М. Стасюлевич, Опыт исторического обзора главных систем философии истории) [11, с. 495]; “Психология, благодаря психофизиологии, примкнула к разряду точных наук, а ведь в сущности Сикст лишь распространил результаты своих психо-физиологических наблюдений на толкование идей; он руководствовался девизом многих психиатров, что nihil est in intellectu, quod ante non fuerit in sensuˮ. (Ф.А. Батюшков. Кто виноват в проступке Грелу) [11, с. 495].
7 Важно отметить, что одно из использований высказывания Дж. Локка принадлежит А.А. Потебне, который писал: “Руководясь необходимостью внести причинный взгляд на душевную жизнь, легко можно заметить, что не все ее явления могут быть названы равно первоначальными. Так, относительно познания давно уже известно, что nihil est in intellectu, quod non prius fuerit in sensu, т.е. что все действия, приписываемые различным способностям этой группы – только видоизменения материала, данного чувствам, или, если захотим отрицать причинную связь между душой и миром, создаваемого душою во время чувственного восприятияˮ (А.А. Потебня. Мысль и язык) [12, с. 42–43]; ср. [10, с. 154].
8 Цитируемые словари дают основания и для еще одного важного вывода. Он состоит в том, что еще до Л.В. Щербы авторы не только цитировали изречение Дж. Локка, но и использовали модель, по которой оно построено, для того чтобы емко сформулировать свои собственные утверждения, например: “Им [женским вопросом] пропитаны все древнейшие мифы, а следовательно и вся древнейшая действительность, потому что nihil est in religione, quod non fuerit in vita
9 В связи со сказанным особенно важно упомянуть А.М. Пешковского, который, опираясь на высказывание Дж. Локка, писал: «Замена одного слова другим должна создать то или иное, хотя бы и не поддающееся учету, изменение центральных образов, т.е. так наз. “содержания”. Nihil est in rebus, quod ante non fuerit in verbis
10 Только что процитированная статья А.М. Пешковского была помещена в сборнике “Ars Poetica Iˮ, выпущенном в 1927 г., т.е. незадолго до публикации статьи Л.В. Щербы, поэтому можно предположить, что в эпиграфе к своей статье о трояком аспекте языковых явлений Л.В. Щерба стремился вызвать у читателей аллюзию не столько к утверждению Дж. Локка, сколько к недавно прозвучавшим словам А.М. Пешковского. В самом деле, мысль Л.В. Щербы можно воспринимать как развитие рассуждений А.М. Пешковского, поэтому латинские высказывания этих ученых легко соединить: “Нет ничего в содержании, чего прежде не было бы в слове. Нет ничего в сказанном, что не было бы заложено в грамматике или в человеческой деятельности. Нет ничего в грамматике, что не содержалось бы в сказанномˮ.
11 Подводя общие итоги, хотелось бы отметить следующее. Представляется, что изложенные выше наблюдения над источниками происхождения эпиграфа Л.В. Щербы к статье “О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознанииˮ способны несколько углубить наши представления о содержании этой статьи, а главное – о личности ее автора. Было бы целесообразно при последующих публикациях статьи Л.В. Щербы сопровождать ее комментарием о происхождении эпиграфа.
12

*** Выражаю глубокую благодарность кандидату филологических наук, филологу-классику Надежде Касимовне Малинаускене за ценные советы, которые она дала мне в процессе моей работы над данной статьей.

References

1. Shcherba, L.V. O troyakom aspekte yazykovyh yavlenij i ob eksperimente v yazykoznanii [On the Threefold Aspect of the Language Phenomena and on Experimentation in Linguistics]. Izvestiya AN SSSR. Seriya obshchestvennyh nauk [Bulletin of the Academy of Sciences of the USSR. Series of Social Sciences]. 1931, No. 1, pp. 113–129. (In Russ.)

2. Baklanova, I.I. Obraz avtora i obraz adresata nekhudozhestvennogo teksta [Author Image and Addressee Image of an Nonfiction Text]. Moscow, Gosudarstvennyj institut russkogo yazyka im. A.S. Pushkina Publ., 2014. (In Russ.)

3. Zvegintsev, V.A. Ocherki yazykoznaniya XIX–XX vekov v ocherkah i izvlecheniyah. Chast II [Essays on Linguistics of the 19th–20th Centuries in Essays and Extracts. Part 2]. Moscow, Prosveshchenie Publ., 1965. 496 p. (In Russ.)

4. Shcherba, L.V. Yazykovaya sistema i rechevaya deyatelnost. Pod red. L.R. Zindera i M.I. Matusevich [Language System and Speech Activity. Zinder, L.R., Matusevich, M.I. (Eds.)]. Leningrad, Nauka Publ., 1974. (In Russ.)

5. Shcherba, L.V. O troyakom aspekte yazykovyh yavlenij i ob eksperimente v yazykoznanii [On the Threefold Aspect of the Language Phenomena and on Experimentation in Linguistics]. Philology.ru: Russkij filologicheskij portal [Philology.ru: The Russian Philological Website] – http://philology.ru/linguistics1/shcherba-74a.htm (In Russ.)

6. Shcherba, L.V. O troyakom aspekte yazykovyh yavlenij i ob eksperimente v yazykoznanii [On the Threefold Aspect of the Language Phenomena and on Experimentation in Linguistics]. Arhiv peterburgskoj rusistiki [St. Petersburg Russian Studies Archive] – https://ruthenia.ru/apr/textes/sherba/sherba3.htm (In Russ.)

7. Tolkovyj slovar russkogo yazyka. Pod red. D.N. Ushakova. Tom IV [Explanatory Dictionary of the Russian Language. Ushakov, D.N. (Ed.). Vol. 4]. Moscow, Gos. izd-vo inostrannyh i nacionalnyh slovarej Publ., 1940. (In Russ.)

8. Slovar inostrannyh slov [Dictionary of Foreign Words]. Moscow, Russkij yazyk Publ., 1987. (In Russ.)

9. Vasyukova, I.A. Slovar inostrannyh slov [Dictionary of Foreign Words]. Moscow, AST-PRESS Publ., 1998. (In Russ.)

10. Babkin, A.M., Shendecov, V.V. Slovar inoyazychnyh vyrazhenij i slov: K–Z [Dictionary of Foreign Words and Expressions: K–Z]. Leningrad, Nauka Publ., 1987. (In Russ.)

11. Babichev, N.T., Borovskiy, Ya.M. Slovar latinskih krylatyh slov [Dictionary of Latin Idioms]. Moscow, Russkij yazyk Publ., 1988. (In Russ.)

12. Potebnya, A.A. Mysl i yazyk [Thought and Language]. Kiev, SINTO Publ., 1993. (In Russ.)

13. Peshkovskiy, A.M. Principy i priemy stilisticheskogo analiza i ocenki hudozhestvennoj prozy [Principles and Methods of Stylistic Analysis and Evaluation of Creative Prose]. Peshkovskiy, A.M. Lingvistika. Poetika. Stilistika [Linguistics. Poetics. Stylistics]. Moscow, Vysshaya shkola Publ., 2007. (In Russ.)