“Judge By” in the Context of Modalation and Prospositionalization: on Indices of Transposition
Table of contents
Share
Metrics
“Judge By” in the Context of Modalation and Prospositionalization: on Indices of Transposition
Annotation
PII
S241377150013063-2-1
DOI
10.31857/S241377150013063-2
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Victor Shigurov 
Affiliation: Ogarev National Research Mordovia State University
Address: 68 Bolshevistskaya Str., Saransk, 430005, Russia
Pages
42-55
Abstract

The paper explores the mechanism of functional-semantic transposition of gerund forms of verbs into input-modal units and prepositions; the degree of conformity of the gerund-modality-preposition of the “judge by&8j1; is calculated with respect to the original gerund and derivatives input-modal units and prepositions; the combinatorics and proportionality of differential signs of gerunds, input-modal words and expressions, prepositions interacting in the structure of the gerund modality-preposition are established by defining the position of the subject of modalation in the context and the contextualization.

Keywords
part of speech; semantic-syntactic discharge, transposition; independence, preposition, introductory-modal expression, index
Received
24.12.2020
Date of publication
25.12.2020
Number of purchasers
6
Views
153
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
880 RUB / 16.0 SU
All issues for 2020
4224 RUB / 84.0 SU
1 Вводные замечания
2 Одной из актуальных задач современной лингвистики является исследование фактов переходности и синкретизма в грамматическом строе языка и в частности в системе частей речи и межчастеречных семантико-синтаксических разрядов вводно-модальных слов (выражений) и предикативов, что обусловлено неослабевающим вниманием к проблеме взаимодействия грамматического и лексического в структуре языковых единиц, подвергающихся в речи разным типам транспозиционных преобразований. Разные аспекты теории транспозиции (трансляции, деривации, конверсии), закономерности взаимодействия единиц разной классной принадлежности в условиях “чистойˮ и “совмещеннойˮ субстантивации, адвербиализации, предикативации и др. обсуждались в работах российских и зарубежных ученых (см., напр.: [1]–[12]). Особое место среди разновидностей функциональной и функционально-семантической транспозиции занимает процесс модаляции, который порождает вводно-модальные слова и выражения, объединяющиеся в межчастеречный (семантико-синтаксический) подкласс с субъективно-модальной семантикой. Они предназначены для экспликации точки зрения субъекта модуса, оценивающего сообщаемое положение дел в аспекте содержания и формы (см., напр: [13, с. 594] и др.).
3 Особенности и типы вводно-модального употребления слов и выражений были предметом исследования в работах В.В. Виноградова, В.М. Жирмунского, Г.В. Колшанского, М.В. Ляпон, Г.А. Золотовой, Н.К. Онипенко, А.И. Аникиной, И.В. Высоцкой, Л.И. Василенко, М.А. Сорокиной, Т.И. Муковозовой и др. В некоторых работах вводно-модальная позиция осмысляется в рамках процессов грамматикализации и десемантизации языковых единиц в функции дискурсивов, связанных с ослаблением и утратой лексической семантики, морфологических и синтаксических признаков исходных частей речи и сближением со строевыми элементами языка (А. Мейе, Дж. Андерсен, Д. Шиффрин, У. Лутзки, И.И. Прибыток, Э. Траугот, Л. Бринтон, Т.А. Майсак, Б. Фрейзер, Г.И. Кустова, Е.В. Викторова и др.). Виды взаимодействия дискурсивов с контекстом выявлены в исследованиях в рамках реализации международных проектов под руководством Д. Пайара [14], А.Н. Баранова, В.А. Плунгяна и Е.В. Рахилиной [15]; [16].
4 Новый подход к исследованию зоны переходности и синкретизма в сфере модаляции требует учета количественных степеней соответствия модалятов, т.е. языковых единиц, в разной мере приблизившихся к ядру вводно-модальных слов и выражений, прототипическим представителям исходного и конечного этапов межкатегориальной транспозиции. Это позволяет минимизировать элемент субъективизма в оценке сложного и грамматически противоречивого материала, демонстрирующего разные степени продвижения словоформ из пункта А (глагол) в пункт Б (вводно-модальное слово и выражение). Обширный пласт синкретичных структур, формируемых в речи механизмом модаляции, обеспечивает экономное, но емкое выражение сложного комплекса мыслей и чувств человека. Согласно Ю.Л. Воротникову, “совмещение в одной языковой единице нескольких значений позволяет в более компактной форме передать большее количество информацииˮ [17, с. 82]. Формируя дискурсивный пласт лексики, модаляты обогащают в итоге языковые и речевые средства экспликации позиции субъекта модуса в высказывании [18]; [19].
5 Целью данной работы является исследование одной из переходных зон, формируемых при вовлеченности глаголов в деепричастных формах в два транспозиционных процесса – модаляцию и препозиционализацию. Деепричастия говоря, выражаясь, судя и т.п. подвергаются, как известно, двум типам транспозиции в вводно-модальные слова и выражения – функциональной и функционально-семантической. Функционально-семантическая модаляция сопряжена с их выходом за пределы семантической зоны исходных глагольных лексем. Благоприятствует семантическому отходу от глаголов их использование в контекстах совмещенной модаляции и препозиционализации, т.е. функционального сближения как с вводно-модальными единицами, так и с предлогами (судя по…; глядя по…). Ср.:
6 (1) Судя о человеке лишь по каким-либо внешним признакам, можешь ошибиться (деепричастие в составе обособленного полупредикативного оборота);
7 (2) Судя по всему, его вообще там не было (отдеепричастный модалят-предлог в составе обособленной вводной конструкции).
8 Модаляция деепричастий с зависимыми словами осуществляется как бы поэтапно, ступенчато, что видно при сравнении типовых контекстов, эксплицирующих разные степени их сближения с вводно-модальными единицами. Проиллюстрируем их с небольшими пояснениями к шкале модаляции: Д(еепр) (ядро деепричастий) (3) --> Д(еепр) м(од) (периферия деепричастий) (4) --> аб / д(еепр) м(од) (гибридные, деепричастно-модальные образования) (5) --> д(еепр) М(од) (периферия вводно-модальных единиц) (6) --> М(од) (ядро вводно-модальных единиц) (7).
9 Ступень Д(еепр) эксплицируют контексты, представляющие зону ядерных деепричастий в функции второстепенного сказуемого:
10 (3) Он теребил в руках фуражку, откровенно и честно говоря обо всем случившемся.
11 Ступень Д(еепр) (мод) представлена контекстами употребления периферийных деепричастий в синкретичной функции второстепенного сказуемого и внешнего обстоятельства (условия)]:
12 (4) Честно говоря о случившемся, он вряд ли мог рассчитывать на снисхождение (≈ ʻЕсли бы он честно говорил о случившемся, то вряд ли мог рассчитывать на снисхождение’).
13 Ступень д(еепр) м(од) отражают контексты употребления деепричастно-модальных образований в конструкциях переходного типа: они совмещают свойства предложений, осложненных, с одной стороны, обособленным второстепенным сказуемым и обстоятельством условия (с деепричастием), а с другой – обособленной вводно-модальной конструкцией (с отдеепричастным модалятом):
14 (5) Честно говоря, я вряд ли могу помочь ему.
15 Ступень д(еепр) М(од) фиксируют контексты употребления периферийных отдеепричастных вводно-модальных единиц в составе обособленной вводной конструкции:
16 (6) Честно говоря, шансов на победу у него почти не было.
17 Ступень М(од) – это зона ядерных вводно-модальных слов и выражений, представленная лишь деепричастиями, которые подверглись двойной транспозиции – модаляции и препозиционализации (судя по ):
18 (7) Судя по всему, рассчитывать на победу не стоит.
19 Как показывает исследование типов употребления деепричастий типа говоря, судя, они могут подвергаться как функциональной [см. выше ступени шкалы переходности: Д(еепр) м(од) --> д(еепр) м(од) --> д(еепр) М(од)], так и функционально-семантической модаляции, сопряженной с препозиционализацией [см. зону ядра вводно-модальных единиц: М(од)]. При этом функциональный и функционально-семантический типы модаляции характерны для деепричастий с зависимыми словами (откровенно говоря, грубо выражаясь, судя по всему). Поэтому следует говорить о вводно-модальном употреблении не самого деепричастия, а всей деепричастной конструкции. Между тем, важно выяснить, что происходит при этом с самим деепричастием, как изменяется комбинаторика и пропорция его признаков в контекстах, представляющих разные этапы модаляции, по мере его продвижения к периферийным и ядерным вводно-модальным словам и выражениям.
20 Обращает на себя внимание то, что только в контекстах совмещенной модаляции и препозиционализации деепричастие, сближающееся в функциональном плане и с вводно-модальными единицами, и с предлогами, способно полностью утратить семантическую связь с исходной глагольной лексемой. Более того, мы наблюдаем здесь и акцентологический сдвиг в деепричастии, структурирующим с “поˮ составной предлог: деепричастие суд'я --> отдеепричастный модалят-предлог с'удя по.
21 Результаты исследования и обсуждение
22 В дальнейшем мы сосредоточим внимание на механизме взаимодействия глагола в форме деепричастия, предлога и вводно-модального слова в структуре сочетания судя по, вовлеченного в процессы модаляции и препозиционализации. С использованием метода индексации будет выявлено количественное соответствие тождественных и различительных признаков у синкретичного отдеепричастного модалята-предлога судя по и ядерных представителей исходного и конечного звеньев модаляции, т.е. деепричастия, вводно-модального слова и выражения, предлога.
23 По мнению В.Г. Адмони, «каждое языковое явление, помимо качественной определенности, говоря условно и образно, обладает и некоей “массойˮ, т.е. занимает в кругу других языковых явлений некое пространство и соизмеримо с ними в неких измерениях с разной степенью интенсивности» [20, с. 57]. Согласно цитируемому автору, “грамматические явления представляют собой тесные объединения ряда нескольких качественных признаков, лежащих в разных плоскостях (измерениях) языкового строя и несводимых друг к другу. Накладываясь в данном явлении друг на друга (вернее, взаимопронизывая друг друга), многие из этих признаков (а иногда и все из них) обычно свойственны, однако, не только данному явлению, но и другим явлениям. Специфическим для данного явления в ряде случаев оказывается только их данное сочетание. Но наряду с полной мерой такого сочетания, в ряде случаев на его периферии могут быть обнаружены лишь частичные сочетания этих признаков, а также их сочетания с участием других признаков. Различные сочетания в неодинаковой мере тяготеют друг к другу, некоторые из них образуют весьма тесные, неразрывные единстваˮ [20, с. 59]. Еще В.В. Виноградов отмечал, что “грамматические факты двигаются и переходят из одной категории в другую, нередко разными сторонами своими примыкая к разным категориямˮ [13, с. 46]. В справедливости этих наблюдений и выводов можно убедиться при исследовании многих транспозиционных процессов в системе частей речи и межчастеречных семантико-синтаксических разрядов предикативов и вводно-модальных единиц, в том числе модаляции и препозиционализации деепричастия с предлогом судя по.
24 Деепричастие судя в контексте совмещенной функционально-семантической модаляции и препозиционализации (Судя по прогнозам, дождя не будет), в отличие от функциональных отдеепричастных модалятов (честно) говоря, (грубо) выражаясь, ближе всех подошло к ядерным вводно-модальным единицам типа кажись, поди, пожалуй. В синкретичном контексте модаляции и препозиционализации, как уже сказано, оно эксплицирует последнюю стадию категориального преобразования в вводно-модальную единицу, которой соответствует ступень М (од) на шкале переходности.
25 Ср. контексты употребления ядерного деепричастия суд'я [ступень Д(еепр)] (8) и ядерного отдеепричастного модалята-предлога с'удя по [ступень М (од)] (9):
26 (8) Мы не всегда понимаем психологию человека, суд'я о его делах и поступках;
27 (9) Судя по прогнозам, погода не скоро наладится (отдеепричастный модалят-предлог в вводно-модальном обороте со значением авторизации).
28 В приведенных примерах суд'я (8) и с'удя (9) могут быть осмыслены в качестве лексических и грамматических омонимов. Ср. также: судя преступника (деепричастие) и с'удя по обстоятельствам (предлог) [21, с. 594]. Кроме того, как уже сказано, с'удя в сочетании с по (9) в составе вводно-модальной конструкции сближается функционально и с предлогами, давая основание усматривать два типа транспозиции деепричастия – в вводно-модальные слова и предлоги. Аналогично обстоит дело и с некоторыми другими деепричастиями, вовлеченными в процессы модаляции и препозиционализации, например, глядя по. Ср.:
29 (10) Грише было всего двадцать два года, а по лицу глядя, вы дали бы ему и тридцать пять: труды батрацкой жизни и страдания с оторванной в бою левой ногой наложили неизгладимые печати (Фурманов).
30 Для того чтобы выявить степени соответствия ядерного отдеепричастного модалята-предлога с'удя по, с одной стороны, ядерному деепричастию суд'я, а с другой – ядерным отглагольным вводно-модальным словам вроде кажись, пожалуй, произведем исчисление индексов его модаляции (х1 и х2.) (см. также: [22, с. 23–34]; [23]; [24]). Индексирование дает возможность определить пропорцию дифференциальных признаков глагола и вводно-модального слова в структуре отдеепричастного модалята-предлога с'удя 1.
1. От свойств предлога в синтагме судя по при описании модаляции деепричастия мы абстрагируемся.
31 Акцент будем делать на сдвигах, произошедших в структуре словоформы судя в составе обособленных вводных конструкций вроде с'удя по прогнозам; с'удя по всему.
32 Как показывает исследование, к общим у ядерного отдеепричастного модалята с'удя с исходным ядерным деепричастием (суд'я) относятся такие дифференциальные признаки, как: 1) употребление с зависимыми словами, в частности с управляемыми предложно-падежными формами существительных; ср.: Суд'я о человекеи С'удя по прогнозам; 1 балл; 2) употребление в составе обособленной конструкции, характеризующейся интонационно-смысловым выделением в речи и пунктуационным оформлением на письме; 1 балл. Всего с ядерным деепричастием (суд'я ) в роли второстепенного сказуемого отдеепричастный ядерный модалят (с'удя) в синкретичной обстоятельственной и вводно-модальной функции сближают 2 дифференциальных признака, соответствующих 2 баллам в процедуре индексации.
33 Отличается ядерный модалят с'удя от ядерного деепричастия суд'я отсутствием (или нейтрализацией) следующих признаков: 1) полупредикативной (деепричастной) формы репрезентации глагольной лексемы; в связи с десемантизацией деепричастия судя (по) функционально сближается с предлогом по; ср.: с'удя по прогнозам ≈ по прогнозам; 1 балл; 2) глагольной семантики добавочного, второстепенного действия; 1 балл; 3) отнесенности к акциональному разряду глагольной лексики (эволютивный способ действия); 1 балл; 4) отнесенности к 4-му продуктивному морфологическому классу; 1 балл; 5) отнесенности к подклассам переходных / непереходных глаголов; суд'я кого-то / о чем-то; 1 балл; 6) грамматической категории вида (с не имеющей видовой пары формой НСВ); 1 балл; 7) грамматической категории относительного времени (с несоотносительной по временам формой одновременности -я); 1 балл; 8) грамматической категории залога и формы актива (ср. соотносительность по залогам деепричастия суд'я: судя / будучи судим); 2 балла; 9) словоизменительной парадигмы; ср. изменяемость по залогам деепричастия: судя / будучи судим; 1 балл; 10) отнесенности к 4-му продуктивному морфологическому классу; 1 балл; 11) формообразующей морфемы -я; 1 балл; 12) членимости основы на морфы; ср. деепричастие: суд-я; 1 балл; 13) синтаксической функции второстепенного сказуемого; 1 балл; 14) ударения на последнем слоге; ср.: суд'я (о) и с'удя (по) [25, с. 956]; 1 балл. Всего признаков, отграничивающих отдеепричастный ядерный модалят с'удя (по) от исходного ядерного деепричастия суд'я (о), пятнадцать.
34 Наблюдения показывают, что в контекстах модаляции и препозиционализации, представляющих зону ядра вводно-модальных единиц, отдеепричастный модалят судя подвергается десемантизации и деграмматикализации, утрачивая (или нейтрализуя) важнейшие глагольные свойства, такие как значение добавочного действия и средства его экспликации – грамматические категории вида, относительного времени, залоги, функцию второстепенного сказуемого, отнесенность к акциональному разряду, переходным и непереходным глаголам, морфологическому классу, парадигматику. Вводно-модальный тип употребления деепричастия обусловил такие его свойства, как “затемнениеˮ морфемной структуры слова (оно подверглось неполному опрощению), акцентологический сдвиг. Как и деепричастие говоря (по совести) в вводно-модальной функции, десемантизованное судя (по прогнозам) может быть эллиптировано в речи: С'удя по прогнозам, дождя не будет --> По прогнозам, дождя не будет. От глагола у него остались в основном сочетаемостные свойства и способность к употреблению в обособленной конструкции.
35 Между вводно-модальным оборотом с ядерным модалятом с'удя и оставшейся частью высказывания устанавливаются условно-следственные отношения: С'удя по отзывам, работа получилась интересная ≈ Если судить по отзывам, работа получилась интересная. Вводно модальная конструкция содержит условие, необходимое для правильного, с точки зрения субъекта модуса, заключения.
36 Исчисление первого индекса модаляции ядерного отдеепричастного модалята с'удя показывает степень соответствия его дифференциальных признаков признакам ядерного деепричастия (суд'я):
37 х1 [С'удя (по): М(од)] = 2 / (2+15) = 2 / 17 ≈ 0,12 (12 %)
38 Второй индекс функционально-семантической модаляции ядерного отдеепричастного модалята с'удя (Транспорт, судя по времени, уже не ходит) указывает на степень соответствия (сходства и различия) его дифференциальных признаков признакам ядерных модалятов со значением проблематической достоверности типа кажись, пожалуй, поди, возникших на базе глагольных императивов (Кажись, дождь собирается; С этим, пожалуй, можно и согласиться; Ты, поди, его знаешь?).
39 Ср. контексты употребления омонимичных финитных глаголов:
40 (11) А теперь кажись остальным, не стесняйся;
41 (12) Пожалуй к нам, тебя все ждут.
42 Дифференциальные признаки, сближающие ядерный отдеепричастный модалят с'удя [ступень М(од)] с ядерными вводно-модальными словами типа пожалуй [ступень М(од)], таковы: 1) наличие омонимического лексического значения, сформировавшегося за пределами семантической зоны исходной глагольной лексемы; ср.: Пожалуй, я его знаю; Кажись, мы где-то встречались (ядерные вводно-модальные единицы, являющиеся лексико-грамматическими омонимами исходных глаголов; ср.: Кажись всем! Пожалуй к нам!); 2 балла; 2) категориальное субъективно-модальное значение разноаспектной квалификации (оценки) сообщаемого (с точки зрения мнения / знания субъекта модуса о степени достоверности информации, ее источнике и проч.) (см., напр.: [26, с. 303]; [19, с. 150–157]); 1 балл; 3) неизменяемость, обособление от общей парадигмы исходного глагольного слова, что связано с десемантизацией и деграмматикализацией деепричастия и императивов, утратой категорий и форм (вида, залога, наклонения, лица и числа – у ядерных модалятов кажись, пожалуй; вида, относительного времени и залога – у ядерного модалята суд'я); 1 балл; 4) затемненный характер морфемной структуры слова у ядерных модалятов с'удя; кажись, пожалуй, подвергшихся процессу неполного опрощения; 1 балл; 5) вводно-модальная функция, сопровождаемая особым интонационным рисунком (ускорение темпа речи, понижение тона голоса); 1 балл; 6) синтаксическая обособленность; 1 балл; 7) употребление в предложении с синтаксическим делением на модусную рамку и пропозицию: точку зрения субъекта модуса представляет вводная конструкция с ядерным модалятом, а оцениваемое им положение дел – оставшаяся часть высказывания: (с'удя по баллам / пожалуй / кажись … – модус; он должен пройти во второй тур диктум); 1 балл; 7) Пре-, интер- и постпозитивное употребление по отношению к диктумной части высказывания; 1 балл; 8) интродукция (или соотношение) как особый способ “включенияˮ ядерных модалятов в структуру высказывания (краткий обзор разных подходов к решению этого вопроса см., напр., в: [27, с. 156] и др.); 1 балл; 9) использование в качестве лексико-грамматических омонимов по отношению к исходным финитным и деепричастным формам глаголов; 1 балл. Всего – 10 интегральных признаков, соответствующих 10 баллам в процедуре индексации.
43 Отличие между сравниваемыми модалятами заключается в том, что ядерные модаляты кажись, пожалуй, поди способны к одиночному вводно-модальному употреблению, в то время как отдеепричастный модалят с'удя может употребляться лишь в сочетании с зависимыми словами, которые составляют основную смысловую нагрузку обособленного оборота и допускают в речи эллипсис самого модалята [ср.: С'удя по предварительным оценкам, больше шансов попасть в команду у нового игрока По предварительным оценкам, больше шансов попасть в команду у нового игрока].
44 Таким образом, у отдеепричастного ядерного модалята с'удя (по) и ядерных модалятов кажись, пожалуй, возникших на основе императивов, один различительный признак, что соответствует 1 баллу в процедуре индексации. Признаки сходства с предлогами у с'удя по будут рассмотрены отдельно при индексации препозиционализации, другого транспозиционного процесса, в который также вовлечено данное деепричастие. Индекс соответствия дифференциаальных признаков ядерного отдеепричастного модалята с'удя (по) дифференциальным признакам отглагольных ядерных вводно-модальных слов типа пожалуй, кажись, поди исчисляется по формуле:
45 х2 [С'удя (по): М(од)] = 10 / (10+1) = 10 / 11 ≈ 0,91 (91 %)
46 Индексация показывает, что пропорция признаков ядерного деепричастия суд'я и ядерных вводно-модальных единиц типа кажись, пожалуй в структуре ядерного отдеепричастного модалята с'удя (по) демонстрирует 12 % соответствия его дифференциальных признаков признакам ядерного деепричастия суд'я и 91 % соответствия признакам ядерных вводно-модальных слов кажись, пожалуй и т.п.
47 Следует подчеркнуть, что зона ядерных вводно-модальных единиц [М(од)] на шкале переходности символизирует последний этап в движении судя к вводно-модальным словам и выражениям. В вводно-модальном употреблении это деепричастие подверглось десемантизации и деграмматикализации, утратив важнейшие глагольные свойства, связанные со значением добавочного действия и грамматическими средствами его выражения – категориями вида, относительного времени и залога, функцией второстепенного сказуемого. В сочетании с первообразным предлогом по словоформа судя сблизилась также с предлогами глядя по, смотря по и т.п. Семантико-грамматические изменения в контексте модаляции и препозиционализации сопрягаются с акцентологическим сдвигом и затемнением морфемной структуры слова.
48 Среди составных отглагольных предлогов выделяются, с одной стороны, предлоги, возникшие на основе одиночных деепричастий: благодаря, исключая, включая, спустя, кончая и др., а с другой стороны, предлоги, образованные на базе деепричастий с первообразными предлогами и / или отрицательной частицей не: с'удя по, глядя по, несмотря на, начиная с, исходя из, несмотря на, невзирая на, не говоря о и т.п. (о препозиционализации деепричастий с отрицанием см. также: [28, с. 159–162]).
49 Е.Н. Сидоренко полагает, что благоприятствует сближению деепричастий с предлогами контаминационный характер деепричастий, совмещение в их структуре признаков глагола и наречия (см.: [29, с. 312–313]). Как показывают наблюдения, в процесс препозиционализации деепричастие судя (по) вовлекается в тех контекстах, где собственно глагольная функция второстепенного сказуемого совмещается у него с наречной функцией обстоятельства; ср. синкретичный контекст препозиционализации и модаляции:
50 (13) Судя по прогнозам, дождя в ближайшее время не будет (≈ ʻесли судить по прогнозам синоптиковʼ).
51 При “чистойˮ препозиционализации судя по реализует обстоятельственное значение способа действия:
52 (14) Действуй судя по обстоятельствам (≈ ʻс учетом обстоятельств’).
53 Согласно авторам “Русской грамматикиˮ [30, с. 708], предлоги типа глядя по соотносятся с деепричастиями, которые в современном русском языке не связаны уже с парадигмой глагола и выражают значение отношения. Лексические значения таких предлогов могут в той или иной степени сохранять семантическую связь с исходными глаголами. Примечателен в этом отношении, например, предлог не доходя до, выражающий пространственное значение (отношение) (см.: [30, с. 710]). Составные предлоги вроде глядя по чему-нибудь, смотря по чему-нибудь, судя по кому-, чему-нибудь, невзирая на кого-, что-нибудь, не доходя до кого-, чего-нибудь, начиная с кого-, чего-нибудь, исходя из чего-нибудь сохраняют способность исходных глаголов управлять теми или иными падежными формами имен; ср.: глядеть, смотреть в значении ʻрассуждать, решать’ управляют дательным падежом с предлогом по (глядеть по чему-либо); ср.: судить по кому-, чему-либо; взирать на кого-, что-нибудь. Такие предлоги однозначны; они выражают те или иные отношения, опираясь на лексическую семантику исходных глаголов (см.: [30, с. 709].
54 Г.А. Золотова отмечает в “Синтаксическом словареˮ, что синтаксемы с предлогом судя по сближаются функционально с синтаксемами с предлогом по + Дат. пад.: и те, и другие употребляются с конкретными и отвлеченными существительными в значении признака, который каузирует логический результат мыслительного, познавательного процесса в глагольных и безглагольных конструкций (см.: [31, с. 145–146]). Ср. примеры из указанного словаря:
55 (15) Он по когтям узнал меня в минуту, Я по ушам узнал его как раз (А. Пушкин) (≈ ʻсуд'я по когтям, он узнал меня’ – деепричастие в значении добавочного действия с предлогом по);
56 (16) По звездам – было уже далеко за полночь (М. Горький) (≈ ʻс'удя по звездам, было уже далеко за полночь’ – отдеепричастный модалят-предлог).
57 (17) По костюму это был типичный босяк, по лицу – настоящий славянин (М. Горький) (≈ ʻс'удя по костюму / с'удя по лицу’– отдеепричастные модаляты-предлоги).
58 Синтаксемы подобного рода квалифицируются в “Синтаксическом словареˮ Г.А. Золотовой как обусловленные (см.: [31, с. 143]), так как их употребление ограничено рамками определенных предложений, где они и выражают свои значения.
59 В высказываниях с отдеепричастным модалятом-предлогом с'удя по в значении авторизации предполагается выбор аргумента, осуществляемый субъектом модуса для своего умозаключения; ср.:
60 (18) Судя по прогнозам синоптиков, будет дождь;
61 (19) Судя по купающимся в пыли воробьям, будет дождь.
62 Как отмечает Ю.Д. Апресян, в семантику лексемы судить “входит идея выбора одной гипотезы из ряда альтернативˮ [32, с. 115]. Эта способность к выбору передается “по наследствуˮ от деепричастной формы глагола судя к возникшему на его базе предлогу с'удя по.
63 В целом отдеепричастный модалят-предлог с'удя по, входящий в структуру вводно-модальных единиц со значениями предположения судя по всему (20) или авторизации с'удя по прогнозам синоптиков (21), противостоит “чистомуˮ отдеепричастному составному предлогу с'удя по, который употребляется при реализации непредсказующей присловной подчинительной связи (падежное примыкание) с'удя по ситуации (22); ср. контексты их употребления:
64 (20) Судя по всему, дождя не будет (≈ ʻпо видимому’);
65 (21) Судя по прогнозам синоптиков, дождя не будет (≈ ʻс точки зрения синоптиков’);
66 (22) Действуйте судя по ситуации (≈ ʻв зависимости от ситуации; смотря по ситуации; по ситуации’).
67 В примере (22) предлог с'удя по с дательным падежом имени (судя по ситуации) выступает в необособленной позиции обстоятельства образа действия, выраженного примыкающей к глаголу-предикату формой дательного падежа существительного с предлогом. Как отмечается в “Объяснительном словаре русского языкаˮ [33, с. 332], в таких предложениях, как Действуй судя по ситуации, предлог с'удя по используется для “указания на обстоятельства, учет которых определяет или должен определять характер чьих-л. действий, поступковˮ. К этому типу в указанном словаре приближено обособленное употребление предложно-падежной формы существительного с'удя по (внешним признакам) для указания на предмет, явление, состояние и т.п., вид которых позволяет сделать некое заключение, вывод:
68 (23) Судя по его беззаботному виду, он еще ничего не знает о случившемся;
69 (24) Судя по Мухину, дела идут у них неплохо.
70 В примере (20), согласно “Объяснительному словарю русского языкаˮ [30, с. 332], представлен вводно-модальный оборот с'удя по всему со значением предположения, основывающегося на всех впечатлениях от происходящего.
71 Индексирование степеней препозиционализации ядерного отдеепричастного модалята с'удя (по) основывается на соотнесении его признаков с признаками типичных предлогов. За основу сравнения возьмем два типа употребления судя по – в синкретичном контексте модаляции и препозиционализации (25) и в контексте “чистойˮ препозиционализации (26):
72 (25) Судя по прогнозам, дождя в ближайшее время не будет;
73 (26) Действуйте судя по ситуации.
74 Мы исходим из того, что контекстах (25) образование с'удя по в составе вводно-модального выражения со значением авторизации перерождается в составной предлог (с'удя по). В отличие от ядерного деепричастия суд'я (Суд'я по поведению человека в экстремальной ситуации, люди нередко ошибаются в его мотивах), отдеепричастный ядерный модалят с'удя (по) подвергается препозиционализации, уже будучи лишенным основных глагольных свойств – семантики (добавочного) действия, грамматических категорий вида, относительного времени, залога, парадигмы категории залога (ср.: суд'я / будучи судима ), принадлежности к акциональному разряду, переходным / непереходным глаголам, морфологическому классу и т.д. Сохраняется у с'удя по от деепричастия лишь способность управлять дательным падежом имени и употребляться в обособленной позиции. В контекстах (26) оборот с'удя по лишен вводно-модальной функции. Он выполняет грамматическую (служебную) функцию, “помогаяˮ существительному сформировать аналитическую форму дательного падежа и выразить обстоятельственное отношение способа действия: Действуй с'удя по обстоятельствам.
75 Что касается отдеепричастного модалята-предлога с'удя по, то он находится как бы на пересечении двух транспозиционных процессов – модаляции и препозиционализации, обнаруживая разную степень соответствия вводно-модальным единицам (в составе таких оборотов, как судя по прогнозам синоптиков, дождя не будет) и составным предлогам (судя по, глядя по, несмотря на и т.п.). Для определения степени препозиционализации (“опредложиванияˮ) модалята-предлога с'удя по как структурирующего компонента вводной конструкции сравним его с типичным предлогом с'удя по, реализующим присловную подчинительную связь в таких предложениях, как Действуйте судя по ситуации.
76 На первом этапе индексации отдеепричастного модалята-предлога с'удя по в зоне ядерных модалятов было установлено, что степень соответствия его дифференциальных признаков признакам исходного ядерного деепричастия равна 12%, а признакам ядерных вводно-модальных слов кажись, пожалуй и т.п. – 92%. Второй этап исчисления индексов нацелен на определение степени соответствия (сходства и различия) признаков отдеепричастного модалята-предлога с'удя по признакам ядерного предлога судя по. Общий индекс препозиционализации с'удя по в этом случае также включает два числовых показателя (х1 и х2). Отправной точкой в анализе является ядерный отдеепричастный модалят-предлог с субъективно-модальным значением авторизации, при помощи которого субъект модуса устанавливает достоверность информации, отсылая сказанное к источнику. Синтагма с'удя по в рамках вводной конструкции позиционирует себя как предлог, употребляемый с дательным падежом имени. Первый индекс препозиционализации отдеепричастного модалята-предлога с'удя по [Судя по прогнозам синоптиков, дождя не будет (‘с точки зрения синоптиков’)] указывает на степень соответствия его дифференциальных признаков признакам ядерного предлога с'удя по, используемого при реализации слабой присловной подчинительной связи падежного примыкания в словосочетании [Действуй судя по ситуации (≈ ʻв зависимости от, по, с учетомʼ)].
77 Дифференциальные признаки, сближающие ядерный отдеепричастный модалят-предлог со значением авторизации [ступень Б / М(од) на шкале модаляции] с ядерным предлогом с'удя по, таковы: 1) категориальная семантика предлогов, связанная с передачей разных типов отношений между предметами и явлениями действительности: с'удя по конкретизирует роль вводимого им существительного как основания (критерий) для вывода, умозаключения; ср., напр.: С'удя по прогнозам, дождя не будет (обстоятельственное отношение условия: ʻесли судить по прогнозам…’) и Действуйте с'удя по ситуации (обстоятельственное отношение способа действия: ʻс учетом ситуации’); 1 балл; 2) Морфологические свойства: неизменяемость (отсутствие грамматических категорий и парадигм); 1 балл; 3) морфемная структура: отсутствие членимости слов на морфы; 1 балл; 4) синтаксическая функция: с'удя по формирует вместе с флексией существительного аналитическую форму дательного падежа как синтаксему (с'удя по прогнозам синоптиков; с'удя по ситуации); 1 балл; 5) способность судя по “управлятьˮ дательным падежом существительного; от предлога можно задать собственно грамматический падежный вопрос: судя по чему?; 1 балл; 6) синонимичность предлогу по, что обусловлено редукцией в речи десемантизованного элемента судя: С'удя по прогнозам синоптиков, дождя не будет --> По прогнозам синоптиков, дождя не будет; Действуйте с'удя по ситуации --> Действуйте по ситуации; 1 балл. Ср. невозможность такой редукции в устойчивом обороте С'удя по всему, дождя не будет --> *По всему дождя не будет (о признаках предлогов в связи с проблемой их отграничения от наречий см. также: [34, с. 108–110]).
78 Таким образом, всего интегральных признаков у отдеепричастного модалята-предлога с'удя по и отдеепричастного предлога с'удя по – 6, что соответствует 6 баллам в процедуре индексации.
79 Отграничивают ядерный отдеепричастный модалят-предлог с'удя по от ядерного отдеепричастного предлога с'удя по такие дифференциальные признаки, как: 1) неспособность реализовывать присловную подчинительную связь в рамках словосочетания; ср.: Действуй судя по ситуации (словосочетание с примыкающей к глаголу предложно-падежной формой имени существительного) и Судя по прогнозам синоптиков, дождя сегодня не будет (отдеепричастный модалят-предлог, не имеющий “синтаксического хозяинаˮ слева и не использующийся по этой причине для синтаксической связи существительного с какими-либо словами в предложении; ср.: действуй судя по ситуации); 1 балл; 2) разная синтаксическая роль: в обороте судя по прогнозам синоптиковˮ судя по структурирует вводно-модальную конструкцию, а судя по в синтагме судя по ситуации – аналитическую предложно-падежную форму как примыкающий к глаголу компонент словосочетания, выражающий способ осуществления действия; 1 балл; 3) обязательное для отдеепричастного модалята-предлога употребление в вводно-модальной конструкции, сопровождаемой особой интонацией – ускоренным темпом речи, понижением тона голоса; 1 балл; 4) использование в высказывании, синтаксически расчлененном на модусную рамку и диктум (пропозицию): точка зрения субъекта модуса вербализована в вводно-модальном обороте с судя по, выражающем степень достоверности сообщаемого путем его отсылки к источнику, а подвергаемая оценке ситуация – в остальной части высказывания: (судя по прогнозам синоптиков, … – модус; дождя сегодня не будетдиктум); 1 балл; 5) обязательное употребление в обособленной позиции в качестве осложняющего компонента высказывания; ср. предлог судя по в обособленном и необособленном употреблении: Судя по внешнему виду, у него все хорошо / Действуйте судя по ситуации; 1 балл; 6) интродукция как способ “вхожденияˮ в высказывание ядерного отдеепричастного модалята-предлога судя по в составе структурируемого им вводного оборота; 1 балл.
80 Всего различительных признаков у двух сравниваемых судя по – 6, что соответствует, как и в предыдущем случае, 6 баллам в процедуре индексации. Мы не учитываем здесь такой общий признак у модалята-предлога судя по и предлога судя по, как отсутствие собственно глагольных характеристик деепричастия (второстепенное действие; категории вида, относительного времени, залога; парадигматика; функция второстепенного сказуемого и проч.), поскольку они были учтены при исчислении степеней соответствия отдеепричастного модалята-предлога исходному деепричастию.
81 Индекс препозиционализации, указывающий на степень соответствия дифференциальных признаков отдеепричастного модалята-предлога судя по со значением авторизации отдеепричастному предлогу судя по, устанавливается по формуле:
82 х3 [С'удя (по): М(од)] = 6 / (6+6) = 6 / 12 ≈ 0,50 (50 %)
83 Заключение
84 Проведенное исследование свидетельствует о том, что в структуре образования судя по, функционирующего в синкретичном контексте модаляции и препозиционализации, синтезируются разноплановые категориальные признаки. Как показывает исчисление индексов модаляции и препозиционализации, степень соответствия дифференциальных признаков отдеепричастного модалята-предлога судя по (Судя по прогнозам синоптиков, дождя сегодня не будет) признакам ядерного деепричастия судя (по) (Мы не всегда понимаем психологию человека, суд'я по его поведению в экстремальной ситуации) равна 12%, ядерным отглагольным вводно-модальным словам пожалуй, кажись – 91%, предлогу судя по – 50%. Разумеется, результаты индексации степеней транспозиции языковых единиц из одного класса в другой не могут быть признаны абсолютно точными, поскольку базируются на учете разных дифференциальных признаков частей речи и межчастеречных разрядов. В одном ряду располагаются и семантические, и формальные характеристики глаголов, предлогов и вводно-модальных единиц, включая их парадигматические и функциональные, синтагматические особенности, различающиеся у изменяемых и неизменяемых слов. По мнению И.И. Ревзина, части речи – это не классы А, В, СN, представленные признаками а, b, cn, а классы, совмещающие комплекс признаков, часто гетерогенных: А (а, b, c, d, k…), В (d, а, f, t, c, v…) (см.: [35, с. 133] ). Введение в оборот каких-то новых критериев или более дробная экспликация уже учтенных, возможно, приведет к некоторым отклонениям от итоговых цифр, хотя, на наш взгляд, вряд ли сможет подвергнуть сомнению сам факт и специфику разноаспектного взаимодействия сравниваемых частей речи и межчастеречных семантико-синтаксических разрядов (предикативов со значением состояния и / или оценки, вводно-модальных единиц) в структуре слов и словоформ, подвергающихся транспозиционным преобразованиям.
85 Сравнительный анализ индексов разных ступеней (этапов) модаляции деепричастных форм глаголов демонстрирует определенную динамику в изменении удельного веса признаков исходного и конечного пунктов в структуре словоформ, передвигающихся, условно говоря, по шкале переходности от ступени Д(еепр) (ядро деепричастий) к ступеням Д(еепр) м(од) (периферия деепричастий), д(еепр) м(од) (гибридные, деепричастно-модальные образования), д(еепр) М(од) (периферия вводно-модальных единиц), Б / М(од) (ядро вводно-модальных единиц) (см. примеры выше). Общая тенденция состоит в том, что по мере отхода от ядерного деепричастия и приближения к ядерной вводно-модальной единице в словоформе происходит ослабление и утрата признаков глагола и приобретение признаков вводно-модальных слов и выражений. На разных стадиях модаляции языковой единицы комбинаторика и удельный вес признаков взаимодействующей части речи (глагол в форме деепричастия) и межчастеречного семантико-синтаксического разряда (вводно-модальные единицы) в ее структуре различаются. Так, на ступени периферии [Д(еепр) м(од)] деепричастие, например, говоря демонстрирует 89% соответствия ядерному деепричастию говоря и 27% соответствия ядерному отдеепричастному модаляту-предлогу судя по; на ступени гибридности [д(еепр) м(од)] – 83% соответствия ядерному деепричастию и 64% соответствия ядерному отдеепричастному модаляту-предлогу; на ступени периферии вводно-модальных единиц д(еепр) М(од) – 47% соответствия ядерному деепричастию и 78% соответствия ядерному отдеепричастному модаляту-предлогу. Установлено, что глагольность словоформы говоря в зоне периферии деепричастия вначале уменьшилась (со 100% до 89%), затем наблюдается дальнейшее ослабление ее глагольных свойств на стадии гибридности (до 83%) и, наконец, резкое уменьшение и стабилизация глагольных характеристик в зоне периферии вводно-модальных слов и выражений до 47%. В то же время в структуре словоформы говоря наблюдается явное увеличение количества признаков вводно-модальных единиц на разных этапах ее модаляции. Динамику в этой области представляют индексы, характеризующие степень ее соответствия ядерному отдеепричастному модаляту-предлогу (судя по): 27% [ступень периферии деепричастия Д(еепр) м(од)] --> 64% [ступень гибридности д(еепр) м(од)] --> 78% [ступень периферии отдеепричастного вводно-модального выражения д(еепр) М].

References

1. Bally, Ch. Obshchaya lingvistika i voprosy francuzskogo yazyka [General Linguistics and the French Language Issues]. Moscow, Izd-vo inostrannoj literatury Publ., 1955. 416 p. (In Russ.)

2. Tesnière, L. Osnovy strukturnogo sintaksisa [The Basics of the Structural Syntax]. Moscow, Progress Publ., 1988. 656 p. (In Russ.)

3. Kurilovich, E. Derivaciya leksicheskaya i derivaciya sintaksicheskaya[Lexical Derivation and Syntax Derivation]. Kurilovich E. Ocherki po lingvistike [Linguistics Essays]. Moscow, 1962, pp. 57–71. (In Russ.)

4. Lukin, M.F. Transformaciya chastej rechi v sovremennom russkom yazyke [Parts of Speech Transformation in the Contemporary Russian Language]. Doneck, Izd-vo Doneck. un-ta Publ., 1973. 100 p. (In Russ.)

5. Migirin, V.N. Ocherki po teorii processov perekhodnosti [Essays on Verbal Transitivity Process Theory]. Belcy, 1971. 199 p. (In Russ.)

6. Melchuk, I. Russkij yazyk v modeli “Smysl – Tekstˮ [The Russian Language in the Meaning – Text Theory]. Moscow, Vienna, Shkola “Yazyki russkoj kulturyˮ Publ., Wiener slawistischer Almanach, 1995. 682 p. (In Russ.)

7. Uryson, E.V. Sintaksicheskaya derivaciya i “naivnayaˮ kartina mira [Syntax Derivation and Naive World View]. Voprosy yazykoznaniya [Topics in the Study of Language]. 1996, No. 4, pp. 25–38. (In Russ.)

8. Shigurov, V.V. Pronominalizaciya kak tip stupenchatoj transpozicii yazykovyh edinic v sisteme chastej rechi: Teoriya transpozicionnoj grammatiki russkogo yazyka. 2-e izd., ispr. i dop. (Seriya: Nauchnaya mysl) [Pronominalization as a Type of Language Units Stepwise Transposition in the Parts of Speech System. A Theory of the Transpositional Grammar of the Russian Language. The 2nd Ed., Revised and Enlarged]. Moscow, Izd-vo “NIC INFRA-Mˮ Publ., 2015. 160 p. (In Russ.)

9. Marchand, H. Expansion, transposition and derivation. La Linguistique. 1967, Vol. 3, No. 1, pp. 13–26.

10. Eihinger, L.M. Syntaktische Transposition und semantische Derivation: die Adjektive auf –isch im heutigen Deutsch. Tübingen. 1982. 241 p.

11. Stekauer, P. A theory of conversion in English. Frankfurt am Main: Peter Lang, 1996. 155 p.

12. Shigurov, V.V., Shigurova, T.A. Theoretical basics of the transpositional grammar of Russian language. International Journal of Applied Linguistics and English Literature. 2016. Vol. 5, No. 5, pp. 237–245.

13. Vinogradov V.V. Russkij yazyk: Grammaticheskoe uchenie o slove [The Russian Language: Grammar Word Theory]. Moscow, Vyssh. shk. Publ., 1986. 640 p. (In Russ.)

14. Putevoditel po diskursivnym slovam russkogo yazyka. A.N. Baranov, V.A. Plungyan, E.V. Rahilina [A Guidebook of Discursive Words of the Russian Language. Baranov, A.N., Plungyan, V.A., Rahilina, E.V. (Eds.)]. Moscow, Pomovskij i partnery Publ., 1993. 207 p. (In Russ.)

15. Diskursivnye slova russkogo yazyka: opyt kontekstno-semanticheskogo opisaniya. Pod red. K.L. Kiselevoj, D. Pajara [Discursive Words of the Russian Language: An Experiment of Context Semantic Description. Kiseleva, K.L., Pajar, D. (Eds.)]. Moscow, Megatekst Publ., 1998. 447 p. (In Russ.)

16. Diskursivnye slova russkogo yazyka: kontekstnoe varjirovanie i semanticheskoe edinstvo. Sostaviteli K. Kiseleva, D. Pajar [Discursive Words of the Russian Language: Context Variation and Semantic Unity. Kiseleva, K., Pajar, D. (Compl.)]. Moscow, Azbukovnik Publ., 2003. 207 p. (In Russ.)

17. Vorotnikov, Yu.L. Slovo i vremya [Word and Time]. Moscow, Nauka Publ., 2003. 168 p. (In Russ.)

18. Orekhova, E.N. Subjektivnaya modalnost vyskazyvaniya: forma, semantika, funkcii: avtoref. dis. … d-ra filol. nauk [Subjective Modality of a Proposition: Form, Semantics, Functions. An Abstract of the Diss. Doct. Philol. Sci.]. Moscow State Regional University, 2011. 33 p. (In Russ.)

19. Paducheva, E.V. Egocentricheskie edinicy yazyka. 2-e izd. [Egocentric Language Units. The 2nd Ed.]. Moscow, Izdatelskij Dom “YASKˮ Publ., 2019. 440 p. (In Russ.)

20. Admoni, V.G. Kachestvennyj i kolichestvennyj analiz grammaticheskih yavlenij [Qualitative and Quantitative Analyse of Grammar Phenomena]. Voprosy yazykoznaniya [Topics in the Study of Language]. 1963, No. 4, pp. 57–63. (In Russ.)

21. Rozental, D.E., Telenkova, M.A. Slovar trudnostej russkogo yazyka. 4-e izd., stereotip. [The Dictionary of Difficulties of the Russian Language. The 4th Ed., Stereotyped]. Moscow, Rus. yaz. Publ., 1985. 704 p. (In Russ.)

22. Shigurov, V.V. Narechnye slova-komandy v kontekste interjektivacii i verbalizacii [Adverbial Words-Commands in the Context of Interjectivation and Verbalization]. Izvestiya Rossijskoj akademii nauk. Seriya literatury i yazyka [Bulletin of the Russian Academy of Sciences: Studies in Literature and Language]. 2007, Vol. 66, No. 4, pp. 23–34. (In Russ.)

23. Shigurov, V.V. Interjektivaciya kak tip stupenchatoj transpozicii yazykovyh edinic v sisteme chastej rechi: (Materialy k transpozicionnoj grammatike russkogo yazyka) [Interjectivation as a Type of Language Units Stepwise Transposition in the Parts of Speech System. Materials for the Transpositional Grammar of the Russian Language]. Moscow, Academia Publ., 2009. 464 p. (In Russ.)

24. Shigurov,  V. V. Predikativaciya kak tip stupenchatoj transpozicii yazykovyh edinic v sisteme chastej rechi: Teoriya transpozicionnoj grammatiki russkogo yazyka [Predicativation as a Type of Language Units Stepwise Transposition in the Parts of Speech System. A Theory of the Transpositional Grammar of the Russian Language]. Moscow, Nauka Publ., 2016. 702 p. (In Russ.)

25. Tolkovyj slovar russkogo yazyka s vklyucheniem svedenij o proiskhozhdenii slov: (82 000 slov i frazeologicheskih vyrazhenij). [N.Yu. Shvedova, L.V. Kurkina, L.P. Krysin]; otv. red. N.Yu. Shvedova; Rossijskaya akad. nauk, Otd-nie ist.-filologicheskih nauk, In-t russkogo yaz. im. V.V. Vinogradova [An Explanatory Dictionary of the Russian Language Including Etymological Information (82000 Words and Phraseologisms). [Shvedova, N.Yu., Kurkina, L.V., Krysin, L.P.]; Shvedova, N.Yu. (Ed.). The Russian Academy of Sciences, The Division of Historical and Philological Studies, The V.V. Vinogradov Russian Language Institute of the RAS]. Moscow, Azbukovnik Publ., 2007. 1175 p. (In Russ.)

26. Lyapon, M.V. Modalnost [Modality]. Yazykoznanie. Bolshoj enciklopedicheskij slovar. Otv. red. V.N. Yarceva [The Study of Language. Large Encyclopedic Dictionary. Yarceva, V.N. (Ed.)]. Moscow, Bolshaya Rossijskaya enciklopediya Publ., 1998, pp. 303–304. (In Russ.)

27. Chikina, L.K., Shigurov, V.V. Prislovnye i predlozhencheskie svyazi v russkom sintaksise [Intra-Word and Propositional Links in the Russian Syntax]. Moscow, Flinta Publ., Nauka Publ., 2009. 192 p. (In Russ.)

28. Shigurov, V.V. Tipologiya upotrebleniya atributivnyh form russkogo glagola v usloviyah otricaniya dejstviya. Nauch. red. L.L. Bulanin [Usage Typology of the Russian Verb Attributive Forms in the Terms of Action Denial. Bulanin, L.L. (Ed.)]. Saransk, Izd-vo Mordov. un-ta Publ., 1993. 385 p. (In Russ.)

29. Sidorenko, E.N. Morfologiya sovremennogo russkogo yazyka. Chasti rechi i kontaminanty [Morphology of the Contemporary Russian Language. Parts of Speech and Contaminants]. Moscow, Flinta Publ., Nauka Publ., 2017. 68 p. (In Russ.)

30. Russkaya grammatika: V 2 t. [Russian Grammar in 2 Vols.]. Moscow, Nauka Publ., 1982. Vol. 1. 783 p. (In Russ.)

31. Zolotova, G.A. Sintaksicheskij slovar: Repertuar elementarnyh edinic russkogo sintaksisa [Syntax Dictionary: Repertoire of the Russian Syntax Elementary Units]. Moscow, Nauka Publ., 1988. 440 p. (In Russ.)

32. Apresyan, Yu.D. Izbrannye trudy. Tom II. Integralnoe opisanie yazyka i sistemnaya leksikografiya [Selected Works. Vol. 2. Integral Language Description and Systematic Lexicography]. Moscow, Shkola “Yazyki russkoj kulturyˮ Publ., 1995. 767 p. (In Russ.)

33. Objyasnitelnyj slovar russkogo yazyka: Strukturnye slova: predlogi, soyuzy, chasticy, mezhdometiya, vvodnye slova, mestoimeniya, chislitelnye, svyazochnye glagoly. Gos. In-t im. A.S. Pushkina; V.V. Morkovkin, N.M. Luckaya, G.F. Bogacheva i dr.; Pod red. V.V. Morkovkina. 2-e izd., ispr. [An Explanatory Dictionary of the Russian Language: Structural Words: Prepositions, Conjunctions, Particles, Interjections, Parenthesis, Pronouns, Numerals, Link Verbs. The A.S. Pushkin State Institute; Morkovkin, V.V., Lutskaya, N.M., Bogacheva, G.F. (Eds.). The 2nd Ed., Revised]. Moscow, Astrel Publ., AST Publ., 2003. 421 p. (In Russ.)

34. Vsevolodova, M.V. K voprosu ob operacionnyh metodah kategorizacii predlozhnyh edinic [To the Issue of Operational Methods of Prepositional Units Categorization]. Vestnik Moskovskogo universiteta. Ser. 9. Filologiya [Bulletin of the Moscow University. Series 9. Philology]. 2011, No. 3, pp. 103–135. (In Russ.)

35. Revzin, I.I. Sovremennaya strukturnaya lingvistika. Problemy i metody [The Contemporary Structure Linguistics. Problems and Methods]. Moscow, Nauka Publ., 1977. 264 p. (In Russ.)