17-я Международная конференция, посвященная исландским сагам
17-я Международная конференция, посвященная исландским сагам
Аннотация
Код статьи
S241377150007300-3-1
DOI
10.31857/S241377150007300-3
Тип публикации
Статья
Статус публикации
Опубликовано
Авторы
Яковенко Екатерина  
Должность: ведущий научный сотрудник
Аффилиация: Институт языкознания РАН
Адрес: Россия, 125009, Москва, Б. Кисловский пер., д. 1, стр. 1
Выпуск
Страницы
77-80
Аннотация

       

Классификатор
Получено
03.12.2019
Дата публикации
05.12.2019
Кол-во символов
14720
Всего подписок
17
Всего просмотров
230
Оценка читателей
0.0 (0 голосов)
Цитировать Скачать pdf 100 руб. / 1.0 SU

Для скачивания PDF необходимо авторизоваться

Полная версия доступна только подписчикам
Подпишитесь прямо сейчас
Подписка только на эту статью
100 руб. / 1.0 SU
Подписка на весь выпуск
800 руб. / 16.0 SU
Все выпуски за 2019 год
1500 руб. / 30.0 SU
1 С 12 по 17 августа 2018 г. в Исландии прошла 17-я Международная конференция, посвященная исландским сагам (The 17th International Saga Conference), ставшая крупнейшим событием в области исландской литературы и саговедения. Международная конференция по исландским сагам проводится один раз в три года в разных странах и насчитывает без малого сорокалетнюю историю: первый научный форум такого рода состоялся в 1971 г. в Эдинбурге, последующие проходили в Рейкьявике (1973), Осло (1976), Мюнхене (1979), Тулоне (1982), Хельсинки (1985), Сполето (1988), Гётеборге (1991), Акюрейри (1994), Трондхейме (1997), Сиднее (2000), Бонне (2003), Дареме и Йорке (2006), Упсале (2009), Орхусе (2012), Цюрихе и Базеле (2015). Как показывает приведенный перечень, география конференций не ограничивается североевропейским регионом. Сама Исландия становилась принимающей страной лишь три раза: в 1971, 1994 и, после долгого перерыва, 2018 г. Организаторами научного форума выступили Институт исландских исследований имени Арни Магнуссона и Университет Исландии.
2 Проведение очередной конференции в Исландии было глубоко символично: в 2018 г. страна отмечала 900-летие первого собственно исландского свода законов Hafliðaskrá (1117-1118). Сам сборник законов не сохранился, но получил известность благодаря упоминаниям о нем в других рукописях. Становление исландской государственности, формирование этических, социальных, религиозных норм исландского общества нашли отражение в сагах, датируемых XIII в. Символичным был и выбор девиза – “Með lögum skal land byggja” (букв. “на законах будет страна строитьсяˮ), что можно было бы перевести как “страна на законах стоять будетˮ. Это изречение впервые появилось в несколько ином виде на древнедатском языке в предисловии к Ютскому закону (Jyske Lov) – праву Ютландии, кодифицированному в правление короля Вальдемара II в 1241 г. Ютский закон сохранял свою значимость на протяжении 300 лет, в т.ч. в период фактического нахождения Исландии в составе Дании. Высказывание было хорошо известно: его древнеисландский вариант приводится в качестве аллюзии в саге о Ньяле: “með lögum skal land vort byggja en eigi með ólögum eyða” “закон страну хранит, а беззаконие губитˮ (пер. В.П. Беркова). Интересно, что в настоящее время изречение является девизом исландской полиции и спецназа, который называется Víkingasveitin (букв. “отряд викинговˮ).
3 Для проведения заседаний были выбраны Университет Исландии, крупнейшее высшее учебное заведение страны, и Рейкхолт, священное для исландцев место, связанное с именем Снорри Стурлусона (1178–1241) – древнеисландского скальда, ученого, политического деятеля. Снорри Стурлусон является автором “Младшей Эддыˮ и “Круга земногоˮ, ему приписывается также авторство отдельных саг, в т.ч. “Саги о Ньялеˮ. Снорри был одной из ключевых фигур исландского общества эпохи феодальной раздробленности, одновременно выступая в качестве сторонника норвежского короля и законоговорителя альтинга, что позволяло ему решать многие политические вопросы. Он провел большую часть жизни в своей усадьбе на хуторе Рейкхолт, где и был убит представителями враждебной группировки. В конце ХХ в. на месте сожженной усадьбы был выстроен культурный центр, ставший местом проведения научных и культурных мероприятий.
4 Торжественное открытие конференции состоялось 13 августа 2018 г. в Университете Исландии. Конференцию открыл президент Исландии Гвюдни Торласиус Йоуханнессон. С приветственным словом к участникам обратились Сванхильдур Оускарадоухтир, председатель оргкомитета, Йоун Атли Бенедиктсон, ректор Университета Исландии, и Гудрун Нордаль, директор Институт исландских исследований имени Арни Магнуссона. Право прочитать первый пленарный доклад было предоставлено Кэрол Клоувер (США), видному специалисту в области саговедения. В своем выступлении исследовательница отметила, что саги должны исследоваться не только как художественный текст, но и как источник исторических фактов, и призвала к разработке исторического направления в саговедении. Два других пленарных доклада, сделанные Леной Рорбах (Швейцария) и Эндрю Уоном (Великобритания), также носили междисциплинарный характер. Лена Рорбах сосредоточилась в своем выступлении на исландских законах конца XIII в., которые, в отличие от первого свода, хорошо сохранились и представлены в нескольких рукописях: Konungsbók (Королевском кодексе), Staðarhólsbók, включающей большой сборник законов “Серый гусьˮ (исл. Grágás, происхождение названия остается спорным), а также сборнике секулярного права Jónsbók и сборнике канонического права, составленном по указанию епископа Арни Торлаксона. Рукописи XIII в. дошли до наших дней в многочисленных списках и подверглись существенной правке. Большой интерес представляет характер исправлений, отражающих изменения в структуре исландского общества на протяжении XI–XIII вв.
5 Эндрю Уон, признанный специалист по исландским сагам, посвятил свой доклад одной из наиболее известных саг – “Саге о Ньялеˮ, наиболее поздний список которой – Urðabók – датируется XVIII в. Докладчик уделил большое внимание происхождению рукописи, ее корреляции с другими списками, специфике языка и стиля. В XVIII в. “Сага о Ньялеˮ получила неоднозначную интерпретацию в церковных и светских кругах Исландии, в частности, в связи со сменой таких направлений в искусстве, как барокко, классицизм и ранний романтизм.
6 Секционные доклады, сделанные на конференции, отличались большим разнообразием. Секции были сгруппированы по четырем направлениям: 1) происхождение и распространение саг (дискуссии и происхождении отдельных саг, текстологический анализ рукописей, преемственность и различия между списками одного произведения, каноничность текстов, специфика восприятия саг в те или иные исторические эпохи, переводы саг и др.); 2) саги как художественные тексты (новые подходы к филологическому изучению саг, стилистический анализ саг, анализ содержания саг в культурно-историческом контексте, поэтика саг); 3) картина мира, представленная в сагах (культурные контакты и мультикультурализм, гендерный аспект саг, семейные отношения в сагах, изображение сверхъестественного в сагах и др.); 4) правовые аспекты саг (законы и их упоминание в сагах, правовые нормы древнеисландского общества, правонарушения среди исландцев, становление политической культуры в Исландии). Подобная рубрикация позволила объединить доклады со сходным объектом изучения, выполненные в рамках различных направлений. Представляется, однако, целесообразным группировать представленные исследования в соответствии с используемым в них методологическим аппаратом. В связи с этим можно выделить следующие подходы к изучению саг, представленные на конференции:
7
  • текстологический;
  • литературоведческий;
  • социоантропологический;
  • исторический;
  • историко-филологический;
  • лексико-семантический;
  • когнитивный;
  • контрастивный и переводоведческий.
8 Текстологический подход был представлен главным образом в трудах исландских ученых, что вполне ожидаемо: библиотека Института исландских исследований хранит большинство известных рукописей саг. Т. Хауксон выполнил в своем докладе сравнительный анализ пять списков “Саги о йомсвикингахˮ – одной из наиболее спорных исландских саг, содержательно относящейся к королевским сагам, но отличающейся от них критическим отношением к государственной власти. Б. Аусгейрсон описал класс Х-2 списков “Саги о Ньялеˮ, отличающийся от остальных вольным изложением ряда мест и многочисленными вставками. Р. Джаркис выполнила обзор оригинальных изданий исландских саг, хранящихся в Кельнской библиотеке и датируемых не позднее 1800 г. М. Макферсон подверг текстологическому анализу списки “Младшей Эддыˮ, выполненные как предположительно самим Снорри Стурлусоном, так и в более позднюю эпоху, а В. Оуласон сопоставил несколько версий “Саги о Людях с Песчаного Берегаˮ, пытаясь выявить первоначальный текст.
9 Несомненно, преобладающим подходом к изучению исландских саг был литературоведческий подход. Здесь были представлены исследования, содержащие неожиданные параллели: так, К. Амлинг (Германия) отметила изоморфизм саг и космогонических мифов индейцев Северной Америки. С. Грёнли (Великобритания) установила общность художественного изображения семейных конфликтов в родовом строе, представленном в Ветхом Завете и исландских сагах. Г. Бартусик (Польша) сообщил о возможном влиянии античной литературы на содержание и композицию саг. А. де Абреу (Бразилия) увидел отпечаток исландских саг в отдельных произведениях современной бразильской литературы.
10 Большое количество сообщений было посвящено прозиметру – сочетанию прозы и поэзии внутри одного произведения, характерному для многих исландских саг. Анализ исландского прозиметра представлен, в частности, в докладах Дж. Куинн (Великобритания), Т. Ротботема (Дания), Б. Шорн (Великобритания). Отдельные исследователи обратились к стихотворным фрагментам саг, представляющим собой, как правило, образцы скальдической поэзии. Х. Берроуз (Великобритания) показала в своем сообщении, как правовые отношения исландцев могут получать в сагах поэтическое изображение. В докладе Т. Уиллс (Дания) была установлена связь между включенными в саги стихотворными вставками и корпусом исландской скальдической поэзии. К. Хэли-Халински (Великобритания) выявила смысловые противоречия между прозаическим и стихотворным изображением персонажей в “Саге о Греттиреˮ. Х. Торгейрсон поставил вопрос о датировке стихотворных вставок, которые могут быть более древними, чем основной текст.
11 Еще одним широко представленным на конференции направлением стало изучение саг в их социоантропологическом аспекте. В соответствии с общей темой конференции большое внимание было уделено правовой системе древнеисландского общества. В Исландии, в силу ее островной изоляции, долгое время сохранялись черты родового строя: патрилокальная расширенная семья, деление активного населения на свободных общинников (бондов) и знать, кровные распри, слабая дифференциация правовых, моральных и религиозных норм, решение важнейших вопросов на народном собрании – тинге. Однако к XIII в. – времени письменной фиксации саг – в обществе произошли серьезные изменения: усиление королевской власти, противостояние короля и крупных феодалов, феодалов и бондов, усиление влияния церкви. Все это требовало выработки новых законов, которые должны быть защищать интересы правящего класса и вместе с тем не противоречить принципам народной демократии. Этим и многим другим особенностям древнеисландского общества, прекрасно изображенным в сагах, были посвящены доклады К. Эндерсона (Великобритания), С. Багге (Норвегия), С. Натсон (США), П. Вора (Великобритания) и других исследователей.
12 Особое внимание было уделено теме преступности в древнеисландском обществе. Саги дают широкую картину правонарушений и попыток избежать правосудия. Преступник (др.-исл. útlagi, ср. совр. англ. outlaw, букв. “вне законаˮ), совершивший серьезное правонарушение, изгонялся из общины. Виды правонарушений и наказаний, представленные в сагах, были рассмотрены в докладах Ф. Миллера, Э. Уолгенбах, М. Пойлвес, Х. Торлаксона (все – докладчики из Исландии), А. Рисой (Норвегия), Г. Найт (Швеция) и др.
13 Исследователи, работающие в рамках исторического подхода, представили на конференции работы, выполненные на основе данных истории и археологии. Это, в частности, сообщение Р. Бирро (Бразилия) об изображениях Сигурда на каменных крестах острова Мэн, доклад С. Бёндинг (Дания), посвященный христианизации Исландии, и доклад Р. Бонт и Э. Хинс-Глоговской (Великобритания), рассмотревших политику норвежского короля Олафа (Олава) Трюггвасона в отношении Исландии. Представители историко-филологического подхода показали, как художественное изображение исторических событий в сагах может коррелировать с историческими фактами. Так, Е.А. Мельникова (Россия, ИВИ РАН), используя материал “Саги о Бьёрне Витязе из Долины Хитˮ, выявила характер славянско-скандинавских связей того периода. Ф.Б. Успенский (Россия, ИСл РАН), взяв в качестве материала “Сагу о ярлах Хладираˮ и “Повесть временных летˮ, показал, что в древнерусской летописи может иметь место контаминация персонажей и что в отдельных случаях художественный текст, то есть сага, может оказаться более точным, чем исторический источник.
14 Собственно лингвистический (лексико-семантический, когнитивный и др.) подход к изучению саг наблюдался в относительно небольшом количестве сообщений. Э. Йоухансон и С. Батиста (Дания) показали в своем сообщении, как лексика саг может использоваться для составления словарей. Х. Хильмисдоухтир (Исландия) проанализировала употребление глагола byrja “начинатьˮ в сагах. Это дало исследовательнице возможность утверждать, что данный глагол подвергается десемантизации, функционируя как вспомогательный глагол в аспектуальных конструкциях. Используя метод концептуального анализа, Б. Торгейсдоухтир (Великобритания) и К. Канерва (Финляндия) выявили средства обозначения отдельных эмоций, характерные для саг.
15 Следует также отметить доклады, выполненные в русле контрастивного и переводоведческого подходов. Большой интерес вызвало сообщение А.С. Либермана (США), продемонстрировавшего смешение понятий правды и лжи в оригинальных текстах саг и переводах. Е.Б. Яковенко (Россия, ИЯз РАН) рассмотрела корреляцию ключевых слов наиболее известных исландских саг и их английских и русских переводов с точки зрения теории эквивалентности. К. Капитан (Дания) установила связь между некоторыми исландскими сагами, считающимися утраченными и известными лишь по аллюзиям в других текстах, и переложениями саг, возникшими уже в XIX в.
16 Конференция прошла в живой, теплой и доброжелательной обстановке, пленарные и секционные доклады получили широкое обсуждение, дискуссии, выходившие нередко за рамки заседаний, привлекали большое число делегатов. Экскурсии по историческим и литературным местам Исландии, концерты, инсценировки излагаемых в сагах событий позволили участникам конференции погрузиться в необыкновенную атмосферу далекого прошлого страны.
17 На заключительном заседании, состоявшемся 17 августа, были подведены итоги научного форума и определено место и время следующей встречи. За право провести следующую конференцию боролось несколько европейских университетов. По решению оргкомитета, единодушно поддержанному участниками, очередная 18-я конференция, посвященная исландским сагам (The 18th International Saga Conference), пройдет в августе 2021 г. в Хельсинки и Таллине. Ее основная тема – “Саги и Балтийский регионˮ. Предполагается изучение взаимодействия культур и языков народов, проживавших в эпоху создания саг на побережье Балтийского моря. Конференция ждет литературоведов, историков, археологов, специалистов в области германских, финно-угорских, славянских языков, и, очевидно, это будет новый поворот в изучении исландских саг.