Enjambment and Verse Segmentation (on the Aspects of Terminology)
Table of contents
Share
Metrics
Enjambment and Verse Segmentation (on the Aspects of Terminology)
Annotation
PII
S241377150003921-6-1
DOI
10.31857/S241377150003921-6
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Vasily Moskvin 
Occupation: Professor at the Russian Language Department
Affiliation: Volgograd State Socio-Pedagogical University
Address: Russian Federation, Volgograd
Pages
34-52
Abstract

The article considers enjambment in its relation to patterns of verse segmentation — the two types of poetic units’ interruption, which are not commonly addressed in scholarship side by side. The historiography of the question is accounted for; the major approaches to defining enjambment in the Russian and world traditions (French, German, and Anglo-American), modern, Medieval, and ancient are analyzed and classified.  

 

Keywords
enjambment, concatenation, synapheia, verse segmentation
Received
01.02.2019
Date of publication
15.03.2019
Number of characters
50262
Number of purchasers
27
Views
412
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
800 RUB / 16.0 SU
All issues for 2019
1500 RUB / 30.0 SU
1 В научной литературе разных лет, к настоящему моменту принявшей практически необозримый характер даже в пределах одной национальной традиции, понятие стихового переноса (далее СП), или переброса, перескока, зашагивания, анжамбемана, анжанбемана и анжамбмана [ср. также франц. enjambement, но англ. enjambment], текучей строки, синафии, конкатенации, etc., трактуется в рамках различных подходов крайне неоднозначно, что существенно затрудняет теоретическое осмысление данного непростого феномена.
2 Научный анализ объекта принято сопровождать рассмотрением истории вопроса, при пропуске данной процедуры исследование не может претендовать на высокую степень адекватности; между тем история изучения СП начинается с ряда античных концепций, которые, как будет показано в дальнейшем изложении, во многом определили современные представления о СП, в частности его узкие и широкие трактовки, но вместе с тем до сих пор не получили в специальной литературе ни достаточного освещения, ни адекватной оценки.
3 Ниже предложены систематизация существующих трактовок СП, а также анализ основных моментов истории развития данного понятия.
4

1. СП в узком смысле

5 В узком смысле СП может быть определён как такое перемещение части синтаксической единицы (при синтаксическом переносе) либо части словоформы (при внутрисловном переносе1) из одного стиха в следующий, которое приводит к делению строки сильным синтаксическим швом2. Пример синтаксического переноса: (а)К нему не подойти на расстояние → (б)ружейного выстрела. || Скала не скажет → (в)нам, || как зовут министра. || Заходящее → (г)над Европой красное солнце не слепит (д)его глаза с расширенными зрачками […] С. Соколовский. Опыт силлабической организации Строка (а) даёт сброс (rejet) на строку (б), строка (в) – наброс (contre-rejet) со строк (г) и (д), в стихах (б) и (в) наблюдаем двойной бросок (double-rejet). Пример внутрисловного анжамбемана (rejet): И встают этажи, где могли бы мы жи......ть. И смотреть. В. Науменко. Риэлтор
1. Внутрисловный перенос нарушает целостность слова (или, точнее, словоформы, синтаксемы) как слогового и / или морфологического единства, отсюда термины слоговой перенос и морфологический перенос [нем. das morphologische Enjambement].

2. Под синтаксическим швом условимся понимать границу между синтаксемами. Сильный синтаксический шов отмечен фонетически (в частности, паузой, звуковым повтором, etc.) либо графически (например, пунктуационно), слабым следует считать синтаксический шов, не отмеченный указанными средствами. Если полагать, что единицей речи является синтаксема (т. е. словоформа в определённом контекстуальном смысле), слово же как единица языковой системы представляет собой абстрактную парадигму, отвлечённую от всех его возможных конкретно-речевых форм и значений, то окажется, что регулярно используемые в отечественной филологии термины словораздел и меж(ду)словная граница менее точны, чем термин синтаксический шов в указанном нами значении. Как кажется, противостояние этих терминов отвечает противостоянию привычной для нас бытовой (отождествляющей слово и словоформу) и научной картин мира.
6 Считается, что СП “[…] ускоряет <движение взгляда> читателя к следующей строкеˮ [1, с. 133], создаёт “эффект буксира (tugging effect)ˮ [2, с. 407]; данный эффект способна усилить цепочка СП, ср.:
Здесь выходила та лис- → тва, || тут колыхала то во- →да, || что относила навсег- →да, || чего не свидим ты дая, что не вернет для нас зем- →ля, || о чем горюю только я и, может, ты, || но мне те- → бя в живых не встретить ни- →когда, || где выходила та лис- →тва, || где колыхала то во- → да, || что затонуло – бух! – || в ме- → ня – || колодец, || чья пьяна во- →да для отворившего ус- →та, || но не доставшего до дна, || поскольку там живет лу- → на и вглубь выходит та лис- → тва, || и где колышет то во- → да, || чем заманила нас зем- → ля. || На-на, ля-ля-ля-ля, || ба- → бах. А. Радашкевич. Pastiche
7 Термин слоговой перенос не представляется точным, поскольку: а) при внутрисловном переносе перемещается не только слог; б) в бытовом сознании такой перенос едва ли ориентируется на академическую теорию слогоделения.
8

1.1. Два объекта СП

9 Из предложенного выше определения следует, что стиховому переносу подвергаются два объекта: 1) часть синтаксической единицы, т.е. фрагмент словосочетания или предложения; 2) часть слова. Между тем в дефинициях второй объект не отражается, что приобрело характер традиции, ср.: прием “зашагиванияˮ – “перенос конца предложения в следующую строкуˮ [3, с. 164]; “Нам кажется целесообразным ввести в определение переноса понятие словосочетания [...]. В этом случае определение переноса должно содержать указание на два момента: 1) перенос есть результат несовпадения словосочетания и стиха (строки); 2) при переносе части словосочетания находятся в разных стихах и разделяются межстиховой паузойˮ [4, с. 165]3; “ENJAMBEMENT, анжанбеман (франц. – перенос), – перенос части синтаксически целой фразы из одной стиховой строки в другую, вызванный несовпадением заканчивающей строку постоянной ритмической паузы с паузой смысловой (синтаксич.) […]ˮ [5, с. 888]; “АНЖАМБЕМАН (перенос, текучая строка) [...]. 1. Перенесение части предложения или части тесно связанной группы слов из одной строки в другуюˮ [6, с. 574]; “перенос синтаксического сегмента через строкуˮ [7, с. 108], etc. Эту же картину наблюдаем в иноязычной литературе, ср.: “резкое рассечение (die scharfe Abgrenzung) синтаксического единстваˮ [8, с. 118]; (cf., e.g.: [9, с. 194]); [10, с. 28]; [11, с. 2]. Однако СП, сегментирующий как синтаксическую единицу, так и словоформу, тем самым нарушает единство не только синтаксической единицы, но и слова; при недооценке данного факта определение СП отождествляется с определением синтаксического переноса. Из сказанного следует, что объектом СП выступают: 1) не речевая единица, а её часть, поэтому едва ли будет справедливым трактовать СП как “перенос предложения [курсив наш. – В.М.] из стиха в стихˮ [12, с. 39], ср. [13, с. 147]; 2) не часть строки или стиха, а часть синтаксической единицы (при синтаксическом переносе) или слова (при внутрисловном переносе), поэтому термины строчной перенос, стиховой перенос (ср. франц. l'enjambеment des vers) и текучая строка (ср. англ. run-on line, enjambed line), а также «“зашагивани[е]” стиха» [14, с. 37], “зашагивание одного стиха в другойˮ [15, с. 66] трудно признать правильно ориентирующими. С этой точки зрения нельзя считать вполне корректным следующее типовое для англоязычной специальной литературы утверждение: “[…] enjambment can refer to any verse that is not end-stopped […]ˮ ‘СП может относиться к любому стиху, не завершающемуся в конце [курсив наш. – В.М.]’ [16, с. 99]. Целесообразнее полагать, что в данном случае не стих и не строка, а “[с]интаксис строки оказывается неполным […]ˮ [17, с. 18]. Едва ли можно считать вполне оптимальным решение не указывать при определении СП его объекты, ср.: “АНЖАМБЕМАН – перенос, возникающий, когда предполагаемая в конце строки ритмическая пауза не совпадает с паузой синтаксическойˮ [18, с. 162].
3. Пауза, маркирующая концовку стиха, именуется межстиховой, ритмической, терминальной [англ. terminal pause]; последний термин активно используется в англо-американской стиховедческой литературе.
10

1.2. Обозначения СП: исторический комментарий

11 Считается, что “[д]ревние не имели слова для СП и не упоминали егоˮ [19, с. 104]. Это мнение трудно принять, поскольку в античной филологии: 1) имелись термины, обозначавшие СП (см. также раздел 2.2); 2) были описаны не только феномен СП, но и основные его стилистические особенности. Так, ещё Дионисий Галикарнасский (I в. до н.э.) отмечал, что поэт нередко должен из одного стиха в другой “μηκύνειν τòν λόγονˮ ‘продлевать речение’ [20, с. 426], ср. в латинском переводе: “ulterius sermonem protrahereˮ ‘в чужие пределы продлевать речение’. Далее читаем: “Ἐκ δὲ τῆς ποιήσεως τῆς ἰαμβικῆς τὰ Εὐριπίδου ταυτί· Ω γαῖα πατρὶς, ἣν Πέλοψ ορίζεται, Χαῖρ᾿ – τò πρῶτον ἄχρι τούτου κῶλονˮ. ‘Из ямбической поэзии Еврипида этот : Земля родная, иже Пелопс отмерил, Привет – к предыдущему относится сей колон’,
12 ср. в латинском переводе: “huc usque primum pertinguit membrumˮ ‘сюда без остановки первый продлевается колон’ [20, с. 427]. Как видим, у Дионисия СП обозначается глаголом μηκύνειν (в лат. переводе: protrahere и pertingere) ‘продлеваться, простираться’. Рассматривая условия, при которых “[π]ῶς ποίημα, ἢ μέλος πεζῇ λέξει καλῇ παραπλήσιον γένοιτοˮ ‘[с]тихотворная речь, в частности лирика, приобретает черты сходства с прозой’, Дионисий указал, в том числе, на примере поэмы Гомера “Одиссеяˮ, на активность применения СП как основную причину такого сходства [20, с. 416, 424–439], cf. latine: “Etenim pedestri quam proxime orationi acceditur, quam numeris mensuris erratum estˮ “Чем больше метрических ошибок [т.е. случаев СП. – В.М.], тем более к прозе [букв. ‘к языку солдат’. – В.М.] речь приближается” [20, с. 417], ср.: “Αὐτὰρ ὁ ἐκ λιμένος προσέβη τρηχεῖαν ἀταρπὸν →χῶρον ἀν᾽ ὑλήεντα δι᾽ ἄκριας, || ᾗ οἱ Ἀθήνη →πέφραδε δῖον ὑφορβόν, || ὅ οἱ βιότοιο μάλιστα →κήδετο οἰκήων, || οὓς κτήσατο δῖος Ὀδυσσεύςˮ.
13 ‘Он же пошел каменистой тропинкою вверх от залива Через лесистые горы, туда, как Афина сказала, Где божественный жил свинопас, о делах господина Пекшийся более всех домочадцев, рабов Одиссея’. (Перев. В. В. Вересаева)
14 В современной специальной литературе данная закономерность известна, в частности, в следующей формулировке: “При редком употреблении П. служит резким выделительным средством повышенной эмоциональной напряженности (ритмический курсив), при частом – наоборот, средством создания небрежной разговорной интонации [курсив наш. – В.М.]ˮ [21, с. 738]: Давид Самуилыч! Едва Альбом завели, – голова Пойдет у Вас кругом: не раз и не два Здесь будут писаться слова: “Дроваˮ. А. Блок. Enjambements
15 В этом случае СП выполняет “функцию прозаизацииˮ [см. обзор: 22, с. 44]. Думается, что данная закономерность, открытая, как показано нами выше, ещё в эпоху Античности, имеет определённую сферу действия, поскольку едва ли распространяется на все случаи: 1) сквозного (“частогоˮ) употребления внутрисловного переноса (см. приведённое выше стихотворение А. Радашкевича “Pasticheˮ); 2) сквозного позиционно упорядоченного, а значит, цезурообразующего синтаксического переноса, ср.: Мне очень нравится, когда Тепло и сыро. И когдаЛист прело пахнет. И когдаДаль в сизой дымке. И когдаТак грустно, тихо. И когдаВсё словно медлит. И когдаВезде туман, везде вода. Е. Кропивницкий. Мне очень нравится, когда…
16 Дионисий порицал СП, полагая, что он разрушает точность (ἀκρίβειαν) стиха; позже этой оценки придерживался Н. Буало [23, с. 18]4: Les stances avec grace apprirent à tomber, Еt le vers sur le vers n'osa plus enjamber.
4. Следует полагать, что эта оценка не должна относиться к сквозному позиционно упорядоченному СП.
17 ‘Стихи к концовке подводил умело, И строчка на строку перешагнуть не смела’
18 В прямом значении глагол enjamber означает “надвинуться на что-либоˮ, а также “присвоить, захватить (usurper, empieter)ˮ, ср.: “Эта стена продвинута (a refait enjambe) на три шага в мои владенияˮ [24, ф. Vvvv]. Первое употребление данного глагола в филологическом смысле находим в предисловии Пьера Ронсара (1524–1585) к поэме “Франсиадаˮ (1572):
19 “J'ay esté d'opinion en ma jeunesse, que les vers qui enjambent l'un sur l'autre, n'estoient pas bons en nostre Poesie: toutefois j'ay cognue depuis le contraire par lalecture des bons Autheurs Grecs et Romans, comme Lavinia venit Littoraˮ [25, с. 53]
20 ‘В юности я был уверен, что стихи, которые вторгаются [курсив наш. – В.М.] в пределы других, не годятся для нашей поэзии, но позже я убедился в обратном, читая хороших греческих и римских авторов, например: к берегам Лавинийским прибыл
21 Таким образом, в рамках французской традиции, как и ранее в рамках античной, СП первоначально также обозначался глаголом. Субстантивный термин enjambement впервые зафиксирован в словаре филолога и стиховеда С.-П. Ришлэ (1626–1698): “Enjambement, s. m. Terme de Poёsie. C'est lorsqu'un vers enjambe sur une autreˮ ‘Перенос, сущ. м. Поэтический термин. Перенесение одного стиха в следующий’ [26, с. 286]. С учётом данного факта распространённое мнение, согласно которому “[…]Ронсар изобрёл (invented) французский термин enjambement […]ˮ [27, с. 200], следует считать не вполне точным.
22

1.3. Два условия появления СП

23 Облигаторными следствиями, а значит, сущностными признаками СП в узком смысле и условиями правильного его применения представляются:
24 Условие 1. Объединение стихов общей для них простой речевой единицей: а) словом; б) синтаксической единицей. В случае (б) “[...] le commencement d'un vers est régime ou dépendance nécessaire de ce qui se trouve à la fin du vers précédent [...]ˮ ‘начальная часть одного стиха находится в облигаторной зависимости от концовки предыдущего, т. е. в её управлении’ [28, с. 492]. Наличие синтаксической единицы, объединяющей стихи, считается условием возникновения СП: “[…] перенос имеет место, когда синтаксическая единица выходит за пределы […] одной строки и продолжается в следующейˮ [11, с. 2]. Такую единицу регулярно уподобляют мосту (“enjambment bridgingˮ). Условие (1) отражено во внутренней форме одного из старинных обозначений СП: синафия [греч. συνάφεια ‘объединение, слияние’]. Наличие объединяющей единицы затрудняет использование стихомаркирующей паузы, отсюда следующее определение: “Перенос может быть определён как расположение границы между строчками там, где нарочитая пауза, по грамматическим и фонологическим соображениям, должна быть аномальна [...]ˮ [29, с. 125], ср. [13, с. 148]. Пример типологически сходной дефиниции: “Перенос имеет место, когда пауза, предполагаемая поэтической формой (например, в конце строки или между полустишиями) появляется между крепко связанными лексическими или синтаксическими единицами, вызывая неестественный разрыв между данными единицамиˮ [10, с. 28].
25 Условие 2. Деление строки сильным (т.е., в частности, отмеченным пунктуационно) синтаксическим швом, поэтому на данном шве может появиться внутристиховая пауза. Заметим, что в европейской филологии колометрический анализ, с тем чтобы не обрести волюнтаристский характер, традиционно ориентируется на пунктуацию; историческая и функциональная связь знаков препинания с колометрическим членением закреплена в унаследованной современными европейскими языками латинской номенклатуре пунктуационных знаков: comma ‘запятая’ (греч. κόμμα ‘краткий колон’, букв. ‘обрезок, обрубок’); colon ‘двоеточие’ (греч. κῶλον ‘колон’, букв. ‘забег ’); semicolon ‘точка с запятой’, букв. ‘полуколон’, т.е. колон средней длины; periodos ‘точка’ (греч. περίοδος ‘период’, букв. ‘забег вокруг ’, т.е. до поворотного камня и обратно)5. Так, уже в грамматике Сервия Доната (IV в.) понятие периода рассматривается в разделе “De positurisˮ ‘О пунктуации’ [31, с. 9]. С учётом указанного нами факта нарочитое отсутствие пунктуации логично было бы истолковать как установку на устранение внутристиховых синтаксических пауз, на некоторую монотонность декламации: Г. Лукомникову Не говори что времени в обрезна рассмотренье медленных березили на то как пахнет барбарисперекрывая запах папирос От старости покуда не обрюзги дом твой паутиной не обросна ливень глянь что брызнул серебрясьа эти строки изорви и брось Д. Авалиани. Не говори что времени в обрез…
5. Об этимологии терминов период и колон в связи с учением Аристотеля см.: [30, с. 79–94].
26 Если “отредактироватьˮ это стихотворение, расставив пунктуационные знаки в соответствии с известными школьными правилами, мы получим иной интонационный рисунок, иные логические ударения, иное синтагматическое членение данного текста, тем самым рискуя вступить в острый конфликт с авторским метрическим замыслом. Отказ от пунктуационных ориентиров при выявлении СП в пользу ориентации на “сильные интонационные разломыˮ, на ударения, а также на особенности синтагматического членения практикует К.Ф. Тарановский, который с этой точки зрения видит СП в двустишии “Запели хором молодые // Черницы в черных клобукахˮ [32, с. 366]. С.А. Матяш, также не абсолютизируя пунктуационный критерий6, видит СП, в частности, в следующих двустишиях: “В бестенный полдень столько милых / Теней глядится через смерть (Вяч. Иванов. Из римского дневника 1944 г. Август)ˮ [34, с. 27]; «И тщетной злобою не будут / Тревожить вечный сон Петра ( “Медный всадник”)» [35, с. 173]7. Возникают вопросы: а) чем СП в такой трактовке отличается от СП в широком понимании (см. раздел 2.2); б) насколько целесообразно эти два понимания (и соответствующие им, как кажется, не вполне однородные примеры) ставить на одну таксономическую горизонталь.
6. Ср.: “[…] мы не абсолютизируем роль пунктуационно оформленной внутристиховой паузы […]ˮ [33, с. 296].

7. С этой точки зрения СП “[…] как ритмико-синтаксическое явление возникает, если вертикальные связи по силе меньше или равны горизонтальнымˮ [36, с. 9; ср. 37, с. 17–22].
27 Думается, что во всех подобных случаях постулируемое исследователем наличие сильного интонационного разлома, не оформленного пунктуационно либо иными средствами, может не соответствовать метрическим интенциям автора; с этой точки зрения авторскую пунктуацию, а также другие символы, в частности такие графические маркёры цезур, как удлинённый пробел, цезурная точка (англ. caesural dot), виргула, в частности virgula suspensiva (лат. ‘наклонная косая линия’), увеличенное двоеточие, крестик с удлиненной горизонтальной линией, заглавная буква (littera notabilior), отмечающая не только начало стиха, но и начало второго полустишия, etc. [30, с. 150–156], уместно уподобить нотной записи, которой не следует пренебрегать в процессе анализа или исполнения музыкального произведения.
28 Возможно определение СП через понятия стихомаркирующей (ритмической, межстиховой, терминальной) и внутристиховой (синтаксической, грамматической, смысловой) паузы, с этой точки зрения СП есть “[…] несовпадение синтаксической паузы, остановки, с ритмической – концом стиха, полустишия, строфыˮ [38, с. 25], ср. [39, с. 108]; [40, с. 218], etc. Здесь, однако, отметим, что пунктуационно отмеченную внутристиховую паузу нельзя считать облигаторной, поскольку нередко бывает так (см. приведённое выше стихотворение В. Науменко “Риэлторˮ), что “[р]азмер и ритм вещи значительнее пунктуации, и они подчиняют себе пунктуацию […]ˮ [41, с. 114]; иными словами, в подобных случаях пунктуационный критерий выявления СП для литературного стиха оказывается гораздо важнее, чем просодический. С этой оговоркой может быть принято следующее, в целом справедливое наблюдение: “Наиболее характерным признаком переноса является присутствие внутри стиха синтаксической паузы, более значительной, чем в начале или в конце того же стихаˮ [42, с. 173–174].
29 Как известно, СП – примета литературного стиха, в народной поэзии он не востребован (см. обзор: [43, с. 100–103]). Причина видится в том, что пауза в народной поэзии, ориентированной на устное исполнение и восприятие, является de facto единственным средством стихомаркировки, что если не исключает, то ограничивает: а) внутристиховое паузирование; б) СП. Ориентация колометрического анализа на паузы (интонационные разломы, ударения), вполне естественная при изучении устного народного текста, едва ли применима при анализе графически осложнённого литературного стиха.
30

1.4. Понятие стихового членения

31 Определим стиховое членение как разделение речевой единицы (текста, фразы, словоформы) посредством терминального паузирования (в устной речи) и графической сегментации (в письменной речи) на ряд относительно кратких соизмеримых частей8, например: вот и пой свою серую песню Ив. Ахметьев
8. В дальнейшем условимся отличать стиховое членение (членение речи на стихи) от членения стиха, в частности цезурного членения стиха. Рассмотрение цезуры, а также связанных с этим сложнейшим феноменом явлений, в частности цезурного (или внутреннего) переноса, в задачи настоящей статьи не входит.
32 В античной и средневековой традиции условию относительной краткости, или “благообозримостиˮ9 [44, с. 180], отвечали колоны размером от 1-6 (краткий колон, или комма) до 17 (предельный размер гексаметра) и даже 22 слогов (размер аристофанова стиха)10. В следующем комматическом по своему устройству верлибре имеет место внутрисловное стиховое членение: Древностьканула в вечность Средние века закруглились мель- каетно-воевре-мя В. Куприянов. Древность…
9. Cf. graece: “Κατεστραμμένη δὲ ἡ ἐν περιόδοις· λέγω δὲ περίοδον λέξιν ἔχουσαν ἀρχὴν καὶ τελευτὴν αὐτὴν καθ᾽ αὑτὴν καὶ μέγεθος εὐσύνοπτονˮ ‘Имеющая же повороты < речь закруглена > в периоды. < Я > называю периодом фразу, начинающуюся и кончающуюся естественным образом, и по размерам благообозримую’.

10. Данный вопрос освещен в монографии: [30, с. 24–37].
33 Принцип записи текста по отдельным колонам-строчкам (στιχοί) принадлежит, по свидетельству Дионисия Галикарнасского, александрийскому филологу Аристофану Византийскому (257–180 гг. до н.э.): “Κῶλα δέ με δέξαι νυνὶ λέγειν, ούχ οἷς Ἀριστοφάνης ἣ τῶν ἄλλων τις μετρικῶν διεκόσμησε τὰς ᾠδὰς […]ˮ ‘Аристофан же сделал ясными стихотворные колоны, метрически отделив их друг от друга, что используется и доныне’ [20, с. 312]. Запись текста по отдельным колонам-строчкам целесообразно назвать колометрической; изобретение колометрической записи оценивается как значимое событие:
34 “Считается, что Аристофан Византийский, выделив стихотворный колон как отдельную метрическую единицу, способствующую опознанию метра, тем самым совершил открытие, которое заставило записывать текст отдельными строчками стихов, а не сплошной строкой в форме прозыˮ [45, с. 553].
35 Причина видится в том, что в отличие от обычной грамматической паузы, вводимой знаками пунктуации, терминальную паузу, вводимую посредством колометрической записи, физически невозможно игнорировать в силу того, что такая запись не просто разделяет колоны дистанцией перемещения взгляда от правого края ритмической парадигмы к левому, т. е. дистанцией, равной длине колона, но придаёт каждому колону статус автономии в графическом пространстве текста. Таким образом, терминальная пауза между колонами, фиксируемая посредством колометрической записи, носит облигаторный характер. Принцип принудительной паузной колометрии, поддержанной графически, является одним из основополагающих для стихотворной речи.
36

1.5. Сближение понятия СП с понятием стихового членения

37 СП облигаторно предполагает стиховое членение; видимо, именно в этой связи первое понятие нередко отождествляется со вторым. Так, в следующем трёхстишии имеет место резкое стиховое членение, СП отсутствует: Вы играли уж при мер- -цаньи утра бледной лампе Танцы нежные Химер. И.Ф. Анненский. Перебой ритма
38 Вместе с тем А.С. Карпов [5, с. 889], придерживающийся узкого понимания СП, наблюдает здесь “слоговой E.ˮ, М.И. Шапир [46, с. 11] – “внутрисловный enjambementˮ. Д.В. Кузьмин видит внутрисловный перенос в следующем тексте: В окнах инфекционного бабы и мужики будут светить цианово- белым под музыку. М. Шраер
39 Далее в его статье как примеры “внутрисловного переносаˮ приводятся, в частности, следующие стихи: Когда незрение протис- | нется в тебя наполовину, | исходную найдя причину | двуполого паденья вниз... (А. Куроптев); Фиалково пахнущее жарой | и молью проеденное в углу | воспоминание о прогу- | лках на лодках... (К. Щербино); Но влезает шмель в громкого- | воритель нездешнего сада... (В. Ефимов); волнуясь и скитаясь | катя себя на рас- | целовыванье таинств | но с песенкой для нас (Ника Скандиака) и др. [47]. Во всех этих случаях имеет место резкое стиховое членение; СП здесь можно увидеть лишь при широком понимании данного термина.
40

2. Широкие трактовки СП

41 Широкие трактовки СП связаны со сближением данного понятия с понятием стихового членения. Такое сближение возникает при нейтрализации обозначенных нами выше условий (1) и (2). В англоязычной специальной литературе широкое понимание СП связывают с именем одного из учеников А. Мейе, филолога-классика, профессора Гарвардского университета М. Пэрри (1902–1935), который выделил два типа СП: 1. “Непериодический перенос (unperiodic enjambment)ˮ, в этом случае концовка стиха совпадает с концовкой синтаксической единицы, которая “[…] уже содержит завершённую мысль, хотя последняя и продолжается в следующем стихе, добавляющем новые идеи новыми синтаксическими единицами (already gives a complete thought, although it goes on in the next verse, adding free ideas by new word groups)ˮ. 2. “Вынужденный перенос (necessary enjambment)ˮ, когда стих или кончается на части фразы, не содержащей завершённую мысль, или режет синтаксическую единицу (“[…] the verse end can fall at the end of a word group where there is not yet a whole thought, or it can fall in the middle of a word group […]ˮ) [48, с. 203].
42 Концепция М. Пэрри принята, в частности, в ряде работ учёных Оксфордского и Кембриджского университетов (vide, e.g.: [13, с. 147–149]; [49, с. 106–108]; [50, с. 29]; [51, с. 30–31]; [17, с. 50–51]; [52, с. 59], etc.), с некоторыми понятийно-терминологическими вариациями, отраженными в следующей таблице: Таблица 1
43
Тип СП Отмеченность концовки стиха запятой (Дж. Кирк)
В концепции М. Пэрри В концепции Дж. Кирка В концепции К. Хигби
Непериодический (unperiodic) Прогрессирующий (progressive) Дополняющий (adding) +
Вынужденный (necessary) Периодический (periodic)11 Клаузальный12 (clausal) +
Интегрирующий (integral) Вынужденный (necessary)
11. См. определение в разделе 2.2.

12. В англо-американской традиции понятие периода нередко сближается, если не отождествляется, с понятием сложноподчинённого предложения, понятие колона – с частью такого предложения (клаузой).
44 В концепции Дж. Кирка при периодическом СП стихи соответствуют колонам периода (см. раздел 2.2), при интегрирующем – режут их, в этом последнем случае СП трактуется как “[п]родолжение смысла и грамматической конструкции стихотворной строки или куплета в следующем без паузы, отмеченной посредством пунктуационного знака, что деактуализирует концовку стихаˮ [53, с. 226], ср. [54, с. 108].
45

2.1. Трактовки СП, связанные с нарушением условия (1) (семантические трактовки)

46 С точки зрения концепции М. Пэрри 2-я и 3-я строчки следующего четверостишия связаны непериодическим СП, поскольку здесь, по разъяснению Дж. Кирка, предложение “[...] продолжается путём добавления к нему причастного оборота [...]ˮ [13, с. 149], т.е. стихи связаны не общей синтагмой, не общим словом, а лишь семантически: Так непреклонно они за корабль крепкоснастный сражались.1 Тою порою Патрокл предстал Ахиллесу герою,2 Слезы горячие льющий, как горный поток черноводный3 Мрачные воды свои проливает с утеса крутого.4 Гомер. Илиада (перев. Н.И. Гнедича)
47 Подобные трактовки СП логично назвать семантическими. По нашим наблюдениям, такое понимание СП отвечает:
48 1. Французской традиции. Так, в словаре А. Фуретьера (1619–1688) читаем: “Eniamber, se dit figurément en Poësie, des vers dont le sens n'est point achevé, & ne finit qu'au milieu, ou au commencement d'un autre. Par exemple, le sens de ce premier vers demeure imparfait, & ne finit qu'avec le demi vers qui suit. Les feux de ses regards, sa haute Majesté, Le font bientôt connoître ˮ13.
13. Не вполне точно цитируются следующие строки из трагедии Ж.-Б. Расина “Александр Великийˮ:
49 ‘Перенести – так, применительно к поэзии, говорится о стихе, смысл [курсив наш. – В.М.] которого не завершён и заканчивается лишь в середине или в начале следующего. Например, смысл [курсив наш. – В.М.] 1-го стиха не завершён и заканчивается лишь в середине следующего: Огни его взоров, его возвышенное величие, Он был [по ним] легко узнаваем’ [24, ф. Vvvv].
50 Согласно семантическим трактовкам, в случае синтаксического переноса “[…] синтаксический смысл [курсив наш. – В.М.] текста сплетает (spans) концовку одного стиха с началом следующего [...]ˮ [9, с. 194]. Следует, видимо, принять мысль о том, что при рассмотрении СП “[...] синтаксический анализ должен быть сосредоточен прежде всего на поверхностной структуре [...]ˮ [17, с. 50], т.е. на формальных, а не на смысловых связях стихов. С точки зрения узкого (т. е. формального, а не смыслового) понимания и определения СП последний в примере А. Фуретьера отсутствует. 2. Античной (см. 2-й из приведённых выше примеров Дионисия) и средневековой традициям, с которыми связан термин конкатенация [лат. concatenatio ‘сцепление’ < catena ‘цепь’], обозначающий, в частности, цепочку СП. Первое употребление термина concatenatio в данном значении находим в трактате Бéды Достопочтенного (ок. 672–735) “О метрическом искусствеˮ. Автор, изучая вопрос о “лучшей стихов формеˮ, высказывает мнение о том, что такой формой является “concatenatio versuumˮ, т.е. многократный СП. Дефиниция СП здесь отсутствует, однако в качестве примера приводится следующее пятистишие, все строки которого, по указанию Бéды, связаны конкатенацией: Iura ministerii, sacris altaribus apti, In septem secuere viris, quos, undique lectos, Levitas vocitare placet: quam splendida coepit → Ecclesiae fulgere manus! quae pocula vitae → Misceat, & latices cum sanguine porrigat Agni14. ‘Дóлжно обязанности, священных алтарей касаемые, Семерым отправлять мужам, коих из всех изберут, С готовностию согласившихся. Вот блистательная приступает → Когорта, и сияет рука, иже бокалы жизни → Смешивает, и воду с кровию [нам] даёт Агнца’.
14. Иллюстративный пример приводим по кн.: [55, с. 116–117]. В известных нам изданиях трактата Бéды данное стихотворение средневекового христианского поэта Аратора (VI в.) приводится с существенными искажениями, например igni ‘огня’ вм. agni ‘агнца’ и др.
51 Как видим, 1-ю, 2-ю и 3-ю строчки связывает СП, который соответствует трактовкам А. Фуретьера, М. Пэрри, Дж. Кирка15, etc. Бéда предупреждает, что стиховым переносом “не следует злоупотреблять, ибо сие отвращение вызывает и скуку […]ˮ [60, с. 60–61].
15. См. также [56, с. 35–36]; [57, с. 176]; [58, с. 298–300]. Так, С.А. Матяш [59, с. 193], вслед за Б.В. Томашевским [58, с. 298], видит СП между VII и VIII строфами третьей главы в романе А.С. Пушкина “Евгений Онегинˮ: Душа ждала… кого-нибудь, // И дождалась… Открылись очи […].
52

2.2. Трактовки СП, связанные с нарушением условия (2)

53 В определениях СП регулярно не отражается указанное нами выше условие (2); соответственно, условие (1) абсолютизируется, в результате чего под СП понимается приём объединения ряда стихов общей речевой единицей (вне зависимости от того, членит ли она стих сильным синтаксическим швом или нет). Трактовки подобного типа находим:
54 1. В немецкой филологии. Так, Б.-К. тен Бринк (1841–1892) определяет СП как “[р]азделение даже тесно связанных элементов предложения концовкой метрической строки […]ˮ [61, с. 226]16. В. Мюллер, указывая на то, что “различные формы переноса выявляются по месту, в котором предложение разрезается поворотом стиха (by the turning of the verse)ˮ, иллюстрирует свой тезис следующим примером: And the hapless Soldier's sigh Runs in blood down the Palace walls. ‘И несчастного солдата вздох → Стекает кровью по дворцов стенам’. У. Блейк. Лондон
16. Один из исследователей СП отмечает, что концепция Б.-К. тен Бринка “[…] seems to be the most basic and widespreadˮ ‘представляется наиболее обоснованной и распространённой’ [62, с. 72]. Как будет показано ниже, данная концепция имеет иное происхождение.
55 Здесь “поворотом стихаˮ17 разделены “субъект и предикатˮ [63, с. 355]; cf., e.g.: [64, с. 365–368], etc.
17. В термине versus ‘стих’ отражена связь колометрического и стихового членения с идеей поворота: oratio versa < λέξις κατεστραμμένη ἐν περιόδοις (ср. καταστρέφω ‘поворачиваю’) ‘речь, свернутая в периоды’, ср. prosa ‘проза’ < oratio prorsa ‘речь, идущая прямо’.
56 2. В российской филологической традиции. Приведём определение, составленное Я.О. Зунделовичем [65, с. 235–236]: “ENJAMBEMENT – стихотворный прием, состоящий в переносе части фразы из одного стиха в другой, из одной строфы в другую. Так, CXXII строфа “Сашк[а]ˮ кончается стихами: И на печи капот покинув свой,Пленительна бесстыдной наготою,Она подходит к нашему герою,
57 а CXXIII строфа начинается стихами: Садится в изголовьи и потомНа сонного студеной влагой плещетˮ.
58 Сходную трактовку даёт Л.И. Тимофеев [66, с. 74]: «Существует целый ряд различных видов Е.; наиболее слабым видом его можно считать случай, когда фраза, перенесённая из первой строки во вторую, занимает всю её : “Пред ним пустынные равнины Лежат пустынной пеленой” (Пушкин)».
59 Б.В. Томашевский [58, с. 299], вслед за Г.О. Винокуром [57, с. 176], видит строфический перенос между строфами VI и VII в главе VI романа А.С. Пушкина “Евгений Онегинˮ: Друзей поссорить молодых И на барьер поставить их,
60 Иль помириться их заставить […]
61 Возможность широкого понимания СП даёт и следующая дефиниция: “ПЕРЕНО́С […] – несовпадение интонационно-фразового членения в стихе с метрическим членением, причем фраза (или часть ее, составляющая цельное синтаксическое сочетание), начатая в одном стихе, переносится в следующий стих; в живом чтении обязательно должна быть сохранена структурная концевая пауза в стихеˮ [67, с. 206]. Автор приводит, в частности, следующие иллюстративные примеры:
62 а) “строчного переносаˮ [67, с. 206] Стряпуха, возвратясь из бани жаркой,Слегла. Напрасно чаем и вином... А.С. Пушкин
63 б) “слогового переносаˮ [67, с. 208]: И когда, зарей подбитыйИз-за гор,Задохнется под копыта-ми костер,Будут хлопоты и лязги,А покаШарит нож под опояска-ми рука. Н. Браун
64 Определение, составленное А.П. Квятковским, не отражает: а) условие (1), отсюда сближение данной трактовки с подходами Дионисия, Бéды Достопочтенного и А. Фуретьера, см. пример (а); б) условие (2), отсюда отождествление СП со стиховым членением, см. пример (б).
65 3. В англо-американской, прежде всего оксфордской традиции [vide, e.g.: 68, с. 91–95; 69, с. 44–48; 70, с. 332–336, etc.], ср.: Если тебя устрашает какой-либо грозный оракул, → Если тебе от Кронида поведала что-либо матерь, → В бой отпусти ты меня и вверь мне своих мирмидонян […]. Гомер. Илиада, 16: 36-38 (перев. Н.И. Гнедича)
66 Дж. Кирк, анализируя данный образец периодического, или, по М. Пэрри, вынужденного СП (см. таблицу 1), указывает на то, что здесь придаточные предложения “[…] явным образом продолжены в последующем стихе главным предложением, которое они предваряютˮ [13, с. 149]. При таком подходе считается, что “[...] длина СП может варьироваться от одного слога до целой строкиˮ [71, с. 26, cр. c. 27–28]. Приведём дефиницию, составленную Дж. Кирком: “СП представляет собой перенесение предложения из одного стиха в другой, с перебросом через конец стихаˮ [13, с. 147]. Это определение стало объектом следующего критического замечания: “[…] данная дефиниция не соответствует тому, что принято называть переносом в общем стиховедении, поскольку она игнорирует существование сильной синтаксической паузы в середине следующего стиха […] – признака, который большинством экспертов в области стиховедения признаётся существенным. Нет сомнения […], что СП в понимании Пэрри и Кирка отвечает только их личным целямˮ [72, с. 303]. В подобных оценках видится некоторая поспешность. Анализируемый вариант широкого понимания СП связан, разумеется, не с трудами М. Пэрри и его последователей. Рассмотрим в этой связи концепцию СП, предложенную французским филологом XVIII в. А. Демандром: “ENJAMBEMENT DES VERS. On dit qu'un vers enjambe sur un autre, quand le sens de la phrase commencée ne finit pas dans le même vers, et se porte jusque sur le suivantˮ ‘СТИХОВОЙ ПЕРЕНОС. Считается, что один стих переносится в другой, когда смысл фразы, начатой в этом стихе, не кончается в нём и переносится в следующий’ [73, с. 484]. При этом [...] le sens ainsi prolongé jusque sur le vers suivant, peut se terminer à la fin de ce second vers [...] ‘смысл, продолжающийся таким образом в следующем стихе, может завершиться в конце этого второго стиха [курсив наш. – В.М.]’ [73, с. 485]. В рамках данной концепции СП членится на два типа:
67 1. Порочный перенос (“enjambement vicieuxˮ), приводящий к рассечению стихов сильным синтаксическим швом; в этом случае фразы “[…] finissent avant la fin d'un vers [...]ˮ ‘завершаются перед концом стиха’ [73, с. 487]. Данный тип СП “осуждается французской поэзиейˮ [73, с. 485].
68 2. Рекомендуемый перенос (“enjambement très permiseˮ, букв. ‘весьма рекомендуемый’) [73, с. 485]. Такой СП используется “в трагедии, как и во всей поэзии высокого стиля, где любая речь (chaque récit) не должна кончаться ранее, чем целый стихˮ [73, с. 488]. В этом случае “[…] le premier membre ayant enjambé sur le second vers, ne finit qu'à la rimeˮ ‘первый стих, будучи перенесён во второй, кончается только на рифме’, то же самое происходит с третьим стихом, etc. [73, с. 486]. Как видим, “рекомендуемый переносˮ тождествен виду стихового членения, который объединяет ряд стихов общей речевой единицей.
69 Истоки широких трактовок СП (конкатенации, синафии), отождествляющих этот приём со стиховым членением, видятся в работах античных учёных. Так, в цитируемом ниже трактате Максима Викторина (ок. IV в. н.э.) в разделе “De concatenatisˮ термин concatenatio понимается как перенос слога: “Interdum in heroo versu novissima syllaba superest, quam sequenti versui adiungere necesse est per synalipham, ut est ille versus in Vergilio […]ˮ ‘Иногда в гекзаметре появляется гиперметрический слог, который к следующему стиху присоединять дóлжно синалефой, как в этих стихах Вергилия’: iamque iter| emen|si tur|res ac| tecta La|tino||rum → ardua| cernebant iuvenes muroque subibant.
70 В следующем переводе мы сохранили гиперметрический перенос: ‘Юноши| путь между| тем свой про|шли и| дальних у|виде||Ли → крыш вер|хушки| и прибли|жаются| к граду ла|тинян’. Вергилий. Энеида VII: 160-161
71 “scanditur enim sic, iamquiter dactylos, emen spondeus, si tur spondeus, res ac spondeus, tecta la dactylus, tino spondeus. novissima versus syllaba quae superest rum revocatur ad sequentem versum per sinalipham, ut dicas rardua cernebant et ceteraˮ ‘скандовка производится так: iamquiter дактиль, emen хорей, si tur хорей, res ac хорей, tecta la дактиль, tino хорей. Лишний слог rum переносится из первого стиха в следующий с синалефой и произносится так: rardua cernebant и т.д.’ [74, с. 222]. Гиперметрический перенос был известен и как синафия, ср.: “[…] Synapheia vocatur, quia nõ pedum sed sensus fine concluditurˮ ‘Синафией именуется , когда не стопа [курсив наш. – В.М.], но смысл в конце завершается’ [75, с. 174]; данное определение было применено комментаторами стихотворного трактата римского грамматика II–III в. н. э. Теренциана Мавра для пояснения составленной им дефиниции гиперметрического переноса [76, с. 120], cр. [77, с. 67–68]. Доводом в пользу рассмотрения гиперметрического переноса как разновидности СП является тот факт, что он объединяет стихи общей стопой, что удовлетворяет указанному нами выше условию (1). Античные учёные, в частности Гай Марий Викторин (ок. 281–363), понимали под синафией и приём объединения двух стихов общим словом. Такое объединение “per synaphianˮ, или “per coniunctionemˮ [78, с. 129], встречаем в стихах Горация: miserarum est neque amori dare ludum neque dulci mala vino lavere aut ex- animari metuentes patruae verbera linguae.
72 Эквиметрический перевод с сохранением анапеста и синафии: ‘горе той, кто не может податься любви или сладким вином смыть тоску и не слу- шать от страха немея сварливого дядюшки брань. Гораций. Ода 12 (кн. III)
73 Типовой пример такой трактовки в научной литературе Нового времени: “Другой вид синафии состоит в разделении слова между двумя контактирующими стихами […]ˮ [79, с. 115–116]18. Это определение соответствует широкому, в частности оксфордскому пониманию СП19.
18. Ср.: “Метрической синафией именуют ритма продолжение […]ˮ [80, с. 1255]; “Синафия есть непрерывность артикуляции […]ˮ [81, с. 177]. Согласно учению Г. Германа (1772–1848), существует различные “меры соединённости (gradus nectendi)ˮ cтихов, в частности: а) случай, когда “[…] конец стиха является также и концом ритма […]ˮ; б) “[…] когеренция, по-гречески именуемая синафией, которая есть непрерывного ритма совершенное сочленениеˮ [82, с. 224].

19. Отсюда трактовка терминов синафия и анжамбеман как дублетных: “Синафия (греч. synaphia ‘связь’) – понятие метрики для обозначения связи контактирующих метр. колонов без паузы (современное: анжамбеман)ˮ [83, с. 578].
74

2.3. Характеристики СП в парадигмах узкого и широкого пониманий

75

2.3.1. СП и двойное членение стихотворной речи

76 Существует мнение, согласно которому для стихотворной речи “[о]бычным является положение дел, при котором границы строк и синтаксических единиц совпадаютˮ [84, с. 113]. Такое совпадение обычно только для народной поэзии, в литературном же стихосложении наблюдается довольно редко; здесь оно, как правило, стилистически мотивировано либо даже нежелательно, ср.: “Регулярное совпадение синтаксических границ с ритмическими создаёт некоторую монотонию в строках с одинаковым числом стоп. Верный способ ее устранения – перенести синтаксическую границу с конца стиха на середину, короче говоря, использовать enjambementˮ [85, с. 123]20.
20. Отсюда следующий тезис, за которым явно стоит поспешное обобщение (saltus in concludendo): “[…] стиховое членение никакого отношения к синтаксису не имеетˮ [86, с. 340].
77 Несовпадение и даже конфликт естественного синтаксического и (зачастую принудительного) стихового членения даёт повод говорить о существовании в стихотворной речи “двух систем пресеченияˮ [87, с. 33], т.е. “двух члененийˮ, ср.: “Любой текст членится на соподчиненные синтаксические отрезки; но в стихотворном тексте с этим членением сочетается членение на стихотворные строки и на более крупные и мелкие, чем строка, стиховые единства […]ˮ [88, с. 110–111]21. Считается, что СП возникает в результате двойной сегментации стихотворной речи, конфликта этих двух сегментаций: “логико-синтаксической и ритмико-графическойˮ [22, с. 43]. Данное мнение, а также трактовка СП как “нарушения соответствия ритмической и синтаксической единицˮ [90, с. 183]; ср. [91, с. 37]; [84, с. 4]; [7, с. 106], etc., как кажется, упускают из вида тот факт, что конфликт “двух систем пресеченияˮ возникает и при отсутствии СП в узком значении данного термина, ср.: Внимает он привычным ухом Свист; Марает он единым духом Лист […]. А.С. Пушкин. История стихотворца
21. Мысль о таком конфликте впервые высказал К.Э. Эндрюз (1883–1932), ср.: “Синтаксическое членение (Phrasing) часто вступает в конфликт с метрическим, поэтому структура стиха на протяжении ряда строф бывает несколько затемнена для читателяˮ [89, с. 74]. Поскольку англ. phrase означает не только ‘фраза’ (1), но и ‘словосочетание’ (2), мы перевели phrasing как синтаксическое членение.
78 Здесь на четыре ритмико-графических членения приходится всего два логико-синтаксических. Налицо конфликт этих двух членений, однако СП отсутствуют. С учётом сказанного думается, что при узком понимании СП определять его как “нарушени[е] соответствия ритмической и синтаксической единицˮ (М.Ю. Лотман) нецелесообразно, поскольку под такое определение подпадает и процедура стихового членения.
79

2.3.2. Измерение силы СП

80 Если стиховое членение, например в народной поэзии, может обойтись без СП, то СП обязательно предполагает стиховое членение. Стиховое членение и перенос части речевой единицы из одного стиха в следующий – приёмы хотя и регулярно взаимодействующие, но различные. Тем не менее заметность стихового переноса, в соответствии со сложившейся традицией, ставится в зависимость от силы ассоциативных связей между частями речевой единицы, разделяемыми стиховым членением. Так, считается, что “[п]ереброс бывает тем резче [здесь и далее курсив наш. – В.М.], чем короче по числу слов перебрасываемые части фраз и чем они теснее связаны по смыслуˮ, т.е. когда “[…] тесно спаянные группы […] рассекаются междустрочными паузамиˮ [56, с. 36], ср. [92, с. 174]. Так, “очень резким является перенос на служебных частях речиˮ [66, с. 74–75]: Смутились абиссинцы, но Тут выступил Ато-Гано.
81 В данном двустишии Н. Гумилёва разорванным между двумя стихами в результате стихового членения оказалось устойчивое словосочетание “но тутˮ.
82 Измерение ощутимости стихового переноса при узком его понимании по ощутимости стихового членения представляется уязвимым с точки зрения логики, поскольку в результате данной процедуры de facto измеряется резкость стихового членения. В рамках широкого подхода (в частности, оксфордской традиции) сила СП определяется так же, как и при узком понимании данного феномена, ср.: СП создаёт напряжение между “[…] движением речи, которое определяется синтаксисом, и значением завершённости, которое обозначено концовкой строкиˮ [93, с. 183], cf., e.g.: [94, с. 88]. Однако здесь такой подход вполне логичен, если учесть тот факт, что под СП, в рамках данной традиции, подразумевается вид стихового членения.
83

Заключение

84 Проведённое исследование позволяет сформулировать следующие выводы:
85 1. При определении СП необходимо учитывать два его объекта: 1) часть синтаксической единицы, т. е. фрагмент словосочетания или предложения (при синтаксическом переносе); 2) часть слова (при внутрисловном переносе). При типовой трактовке СП как переноса части фразы (предложения) из одной строки в другую (В.Ф. Беляев, А.С. Карпов, А.П. Квятковский, Б.К. Корман, Б.-О.Г. Унбегаун и др.) СП отождествляется с синтаксическим переносом. Объектами СП выступают: 1) не речевая единица, а её часть, поэтому СП нецелесообразно трактовать как перенос предложения (Дж. Кирк, В.Н. Ярхо); 2) не часть стиха (строки), а часть синтаксической единицы или словоформы, поэтому как дезориентирующую следует рассматривать внутреннюю форму: а) выражений типа “стихи, которые вторгаются в пределы другихˮ (П. Ронсар), “И строчка на строку перешагнуть не смелаˮ (Н. Буало), “перенесение одного стиха в следующийˮ (С.-П. Ришлэ); б) терминов стиховой перенос, зашагивание (одного стиха в другой), строчной перенос и текучая строка. С этой же точки зрения трудно принять типовую для англо-американской литературы трактовку СП как относящейся к любому стиху, не завершающемуся в конце строки (“run-on lineˮ, “enjambed lineˮ). Таким образом, в дефиниции СП должны быть отражены: 1) оба его объекта; 2) тот факт, что: а) переносу подлежит лишь часть синтаксической единицы или словоформы; б) к числу объектов СП не принадлежат ни стих, ни строка.
86 2. Облигаторными следствиями, а значит, сущностными признаками СП в узком смысле и условиями правильного его применения являются: 1) объединение стихов общей речевой единицей: а) словом; б) синтаксической единицей; 2) деление строки сильным (т. е., в частности, отмеченным пунктуационно) синтаксическим швом. Широкие трактовки СП возникают при нейтрализации указанных двух условий. Нейтрализация условия (1) является основой для семантических трактовок СП как объединения стихов общим смыслом, а не словоформой или синтаксической единицей (Дионисий Галикарнасский, Бéда Достопочтенный, А. Фуретьер, М. Пэрри, Г.А. Шенгели и др.), нейтрализация условия (2) – основой для понимания СП как приёма объединения ряда стихов общей речевой единицей вне зависимости от того, членит ли она стих сильным синтаксическим швом или нет (Теренциан Мавр, Гай Марий Викторин, Максим Викторин, А. Демандр, Б.-К. тен Бринк, М. Пэрри, Я.О. Зунделович, Л.И. Тимофеев и др.). В обоих случаях происходит сближение понятия СП с понятием стихового членения. С одной стороны, эти два феномена следовало бы разделить и различать, с другой, необходимо учесть тот факт, что как за узкой, так и за широкими трактовками СП стоят авторитетные филологические традиции.
87 3. В античности СП обозначался: 1) глаголом: греч. μηκύνειν (в лат. переводе: protrahere и pertingere) ‘продлеваться, простираться’ (Дионисий Галикарнасский, I в. до н.э.); 2) именами существительными: а) греч. συνάφεια ‘слияние’ (Теренциан Мавр, II–III в. н.э.; Гай Марий Викторин, ок. 281–363); б) лат. concatenatio ‘сцепление’ (Максим Викторин, ок. IV в. н.э.). С учётом данного факта трудно согласиться со второй частью следующего типового утверждения: “Хотя перенос […] древним был известен, не было слова для обозначения данного явления […]ˮ [8, с. 117, cр. 118]. С концепцией Дионисия соотносимы узкая (П. Ронсар, С.-П. Ришлэ, etc., в отечественной традиции – В.М. Жирмунский, М.Л. Гаспаров и др.) и семантическая (Бéда Достопочтенный, А. Фуретьер, М. Пэрри и др.) трактовки СП, с концепциями Теренциана Мавра, Гая Мария Викторина и Максима Викторина – предельно широкое понимание СП (А. Демандр, Б.-К. тен Бринк, М. Пэрри и др.).
88 4. С учётом приведённых фактов термин СП должен быть признан многозначным, а система существующих трактовок СП и история вопроса уже давно должны были бы стать предметом обстоятельного научного, в частности лексикографического описания. Следствиями отсутствия такого описания в отечественной филологии являются: 1) Различные результаты исследования одного и того же объекта у ряда авторов, примером чего может послужить, в частности, число строфических переносов в романе А.С. Пушкина “Евгений Онегинˮ: 9 [57, с. 176], 10 [58, с. 298–300], 3 [95, с. 246], 3 [59, с. 193], причём последние два перечня не совпадают. 2) Таксономическая неоднородность языкового материала, привлекаемого для рассмотрения СП в работах одного автора. Так, СА. Матяш в указанных выше работах, в частности в обобщающей многолетние наблюдения монографии [37], в целом придерживаясь узкого понимания СП, de facto практикует и широкую, в частности семантическую их трактовку, что заметно и, как кажется, не вполне оправданно расширяет диапазон анализируемого материала. 3) Мнение, согласно которому “[в] настоящее время в стиховедческой литературе (в словарных статьях отраслевых энциклопедий и научных работах) нет значительных различий [курсив наш. – В. М.] по поводу определения стихотворного переноса […]ˮ [34, с. 26]. Данный тезис отчасти справедлив по отношению к отечественной литературе, в иноязычной же (французской, немецкой, англо-американской), а также в античной (греко- и латиноязычной) филологии наблюдаем явно выраженное противостояние узкого и различных вариантов широкого понимания СП, нередко при доминировании последнего.

References

1. Caplan D. Questions of possibility. Contemporary poetry and poetic form. New York: Ox-ford Univ. Press, 2005. 192 p.

2. Kinzie M. A poet’s guide to poetry. Chicago: Univ. of Chicago press, 1999. 561 p.

3. Kacurin, Ì.G., Shneerson, Ì.À. The Study of the Writer’s Language: Pushkin, Lermontov, Gogol’. Moscow, Gosudarstvennoje uchebno-pedagogicheskoje izdatel’stvo Publ., 1961. 303 p. (In Russ.)

4. Êîrman, B. To the Definition of the Overflow (Enjambment). Russian Literature. 1963. ¹ 3. P. 165.

5. Êàrpov, À.S. Enjambment. The Short Literary Encyclopedia. Ñhief Ed. À.À. Surkov. Vol. 2. Moscow, Sovetskaja encyklopedija Publ., 1964. Col. 888–889. (In Russ.)

6. Bel’ajev, V.F. Essential Terminology of Metrics and Poetics. Àchmanovà, Î. . The Dictionary of Linguistic Terms. Moscow, Sovetskaja encyklopedija Publ., 1966. P. 573–605. (In Russ.)

7. Êrasikovà, N.B. The Verse-Shaped and Prose-Shaped Organization of Musical Speech: Àb-stract of Dissertation … PhD in Art History. St. Petersburg, 2018. 22 p. (In Russ.)

8. Kollmann E.D. Zum Enjambement in der lateinischen Hexameterdichtung // Rheinisches Museum fur Philologie. Bd. 125. 1982. H. 2. S. 117–134.

9. Aubrey E. The music of the troubadours. Bloomington & Indianapolis: Indiana Univ. Press, 2000 [1996]. 326 p.

10. Fabo P.R., Canton C.I.M., Th. Poibeau, Gonzalez-Blanco E. Enjambment detection in a large diachronic corpus of Spanish sonnets // Joint SIGHUM workshop on computational linguis-tics for cultural heritage, social sciences, humanities and literature: Proceedings. Vancouver: The association for computational linguistics, 2017. P. 27–32.

11. Murphy M.D. Enjambment as a test of style in old English poetry: A thesis in the field of English literature for the degree of master of liberal arts in extension studies. Harvard University, 2017. 62 p.

12. Jarcho, V.N. Ancient Drama: Òhe Technology of Mastership. Moscow, Vysshaya shkola Publ., 1990. 142 p. (In Russ.)

13. Kirk G. S. Verse-structure and sentence-structure in Homer [1966] // Kirk G. S. Homer and the oral tradition. Cambridge: Cambridge Univ. Press, 2010 [1976]. P. 146–182.

14. Êîgan, F.I. Techniques of Verse Delivery. Moscow, Goslitizdat Publ., 1935. 263 p. (In Russ.)

15. Jermakov, F.Ê. The Poetry and Prose of Ì.P. Petrov. Izhevsk, Udmurtskoje knizhnoje iz-datel’stvo Publ., 1960. 219 p. (In Russ.)

16. Brogan T. V. F., Scott C., Monte S. Enjambement // The Princeton handbook of poetic terms / Ed. R. Greene & S. Cushman. Princeton: Princeton Univ. Press, 2016. P. 99–100.

17. Wolosky Sh. The art of poetry. How to read a poem. Oxford: Oxford Univ. Press, 2001. 226 p.

18. Shaltanov, I.Î., Sverdlov, Ì.I. The Foreign Literature. Moscow, Prosveschenije Publ., 2006. 431 p. (In Russ.)

19. Fortson B. W. Language and rhythm in Plautus: Synchronic and diachronic studies. Berlin & New York: Walter de Gruyter, 2008. 313 p.

20. Dionysii Halicarnassensis De compositione verborum liber. Graece et latine / Ed. G. H. Schaefer. Lipsiae et al.: In libraria Weidmannia, 1808. 683 p.

21. Gasparov, Ì.L. Enjambement. Literary Encyclopedia of Terms and Concepts. Chief Ed. and Coll. À.N. Nikoliukin. Moscow, Intelvak Publ., 2001. Col. 738. (In Russ.)

22. Matiash, S.À. On the Functional Typology of Verse Overflows (Enjambements) in Russian Poetry. Bulletin of Orenburg State University. 2017. ¹ 6 (206). P. 42–48. (In Russ.)

23. L'Art poetique de Boileau-Despreaux avec des notes explicatives, literaires et philologiques par G. H. F. de Castres, professeur de langue et de litterature Francaises. Leipzig: Librairie de E. Wengler Editeur, 1856 [1674]. 63 p.

24. Dictionnaire universel, contenant generalement tous les mots francois tant vieux que mo-dernes, & les termes de toutes les sciences et des arts […]. Recueilli & compile par feu Messire Antoine Furetiere. T. 1. A la Haye et a Rotterdam: Chez Arnout & Reinier Leers, 1690. Á/ó ñ.

25. Ronsard L'art poetique: cinq prefaces. Cambridge et al.: Cambridge Univ. Press, 2013 [1930]. 78 p.

26. Dictionnaire francois, contenant les mots et les choses, plusieurs nouvelles remarques sur la langue francaise: ses expressions propres, figurees et burlesques, la prononciation des mots les plus difficiles, le genre des noms, le regime des verbes: avec les termes les plus communs des arts et des sciences: le tout tire de l’usage et des bons auteurs de la langue francaise. Par P. Richelet. A Geneve: Chez Jean Herman Widerhold, 1680. 560 p.

27. Rivers E. L. Interplay of syntax and metrics in Garcilaso’s sonnets // Calliope. Journal of the Society for Renaissance and Baroque hispanic poetry. Vol. 6. 2000. ¹ 1-2. P. 199–215.

28. Principes generaux et raisonnes de la grammaire francoise, avec des observations sur l?orthographe, les accents, la ponctuation, & la pronunciation: et un abrege des regles de la versi-fication francoise [...]. Par m. Restaut. Nouvelle edition corrigee & augmentee. A Paris: Chez La Gras, Grand'-Salle du Palais et al., 1732 [1730]. 552 p.

29. Leech G. N. A linguistic guide to English poetry. London & New York: Routledge, 2013 [1969]. 256 p.

30. Moskvin, V.P. Rhythm and Language. Moscow, Flinta Publ., 2019. 328 p. (In Russ.)

31. Donati Ars grammatica tribus libris comprehensa // Corpus grammaticorum latinorum vet-erum / Collegit F. Lindemannus. Ò. 1. Lipsiae, 1831. P. 5–36.

32. Taranovskij, K. On Poetry and Poetics. Moscow, Jazyki russkoj kul’tury Publ., 2000. 432 p. (In Russ.)

33. Matiash, S.À. The Russian Elegy Genre History Through the Prism of Enjambment. The Narrative Tradi-tions of Slavonic Cultures: from Medieval Period to New Age. Novosibirsk, Omega Print Publ., 2014. P. 295–301. (In Russ.)

34. Matiash, S.À. Once More on the Problem of the Enjambments Detecting. Bulletin of Orenburg State Uni-versity. 2015. ¹ 11 (186). P. 26–33. (In Russ.)

35. Matiash, S.À. To the History and Typology of Enjambment. Slavonic Verse. Linguistic and Applied Poet-ics. Ed. Ì.L. Gasparov, À.V. Prokhorov, Ò.V. Skulacheva. Moscow, Jazyki slavianskoj kul’tury, Nauka Publ., 2001. P. 172–186. (In Russ.)

36. Matiash, S.À. Verse Overflows (Enjambements) in the Little Tragedies of Pushkin. Bulletin of Orenburg State University. 2009. ¹ 11 (105). P. 8–13. (In Russ.)

37. Matiash, S.À. Verse Overflow (Enjambement) in the Russian Poetry. The Essays on Theo-ry and History. St. Petersburg, RGPU Publ., 2017. 459 p. (In Russ.)

38. Gasparov, Ì.L. Enjambment. Literary Encyclopedic Dictionary. Eds. V.Ì. Kozhevnikov, P.À. Nikolajev. Moscow, Sovetskaja encyklopedija Publ., 1987. P. 25. (In Russ.)

39. Ìànevich, L. Enjambment in Lamentation of Jeremiah. The Bible. Literary and Linguistic Researches. Eds. S.V. Liozov & S.V. Tistchenko. Iss. 3. Ìoscow, RGGU Publ., 1999. P. 108–132. (In Russ.)

40. Bajevskij, V.S., Novikova, Ì.S., Romanova, I.V. Syntactical Overflow (Enjambement) from Shakespeare to Brodsky. Ontological Argument and Statistical Data. Slavonic Verse. Iss. VIII: Verse, Language, Meaning. Ed. À.V. Prokhorov, Ò.V. Skulacheva. Moscow, Jazyki slavianskoj kul’tury Publ., 2009. P. 218–234. (In Russ.)

41. Ìàjakovskij, V.V. How to Do Verses? [1926]. Ìàjakovskij, V.V. Ñomplete Works: In 13 Vols. Vol. 12. Mos-cow, Khudozhestvennaja literatura Publ., 1959. Ñ. 81–117. (In Russ.)

42. Zhirmunskij, V. Introduction to Metrics. The Theory of Verse. Leningrad, Academia Publ., 1925. 288 p. (In Russ.)

43. Timofejev, L.I. The Theory of Verse. Moscow, Goslitizdat Publ., 1939. 232 p. (In Russ.)

44. Aristotelis De rhetorica libri tres / Ed. I. T. Buhlii. Oxonii: E Typographeo Academico, 1833. 239 p.

45. The Oxford companion to classical literature / Ed M. C. Howatson. 3-rd ed. Oxford: Ox-ford Univ. Press, 2013 [1937]. 640 p.

46. Shapir, Ì.I. “Versus? vs “Prosa?: Space and Time of the Poetic Text. Philologica. Vol. 2. 1995. ¹ 3/4. P. 7–47. (In Russ.)

47. Kuz’min, D.V. The Plan of the Works on the Morphologic Enjambment Investigation. No-voje Literary Review. 2003. ¹ 59. P. 392–409. (In Russ.)

48. Parry M. The distinctive character of enjambement in Homeric verse // Transactions and Proceedings of the American philological association. Vol. 60. 1929. P. 200–220.

49. Kirk G. S. Studies in some technical aspects of Homeric style // Yale classical studies / Ed. G. S. Kirk & A. Parry. Vol. XX. New Haven & London, 1966. P. 73–152.

50. Higbie C. Measure and music. Enjambement and sentence structure in the Iliad. Oxford: Clarendon Press, 1990. 231 p.

51. Janko R. Homer, Hesiod and the hymns. Diachronic development in epic diction. Cam-bridge et al.: Cambridge Univ. Press, 2007. 340 p.

52. Usher M. D. Homeric stitchings: the Homeric centos of the empress Eudocia. New York & Oxford: Rowman & Littlefield, 1998. 173 p.

53. Birch D., Hooper K. The concise Oxford companion to English literature. 4-th ed. Oxford: Oxford Univ. Press, 2012 [1990]. 832 p.

54. Baldick C. The Oxford dictionary of literary terms. Oxford: Oxford Univ. Press, 2008 [1990]. 361 p.

55. Aratoris Subdiaconi De actibus apostolorum libri duo, et epistolae tres ad Florianum, Vigilium et Parthenium. Ex codicibus MSS. recensuit, suasque et aliorum observaciones adiecit Henr. Ioannes Arntzenius. Zutphaniae: Apud A. I. van Hoorh, 1769. 277 p.

56. Shengeli, G.À. The Verse Technique. Moscow, Gosudarstvennoje izdatel’stvo khudozhestvennoj literatury Publ., 1960. 312 p. (In Russ.)

57. Vinokur, G. Word and Verse in “Jevgenij Onegin?. Pushkin. Collection of Papers. Ed. À. Jegolin. Moscow, ÎGIZ Publ., 1941. P. 155–213. (In Russ.)

58. Tomashevskij, B.V. Verse and Language: Philological Essays. Moscow & Leningrad, Gosudarstvennoje izdatel’stvo khudozhestvennoj literatury Publ., 1959. 470 p. (In Russ.)

59. Matiash, S. À. Strophiical Overflow in Russian Poetry (the Questions of Theory and History). Slavonic Verse. Iss. VIII: Verse, Language, Meaning. Ed. À.V. Prokhorov, Ò.V. Skulacheva. Moscow, Jazyki slavianskoj kul’tury Publ., 2009. Ñ. 192–210. (In Russ.)

60. De arte metrica // The complete works of Venerable Bede in original latin [...]. Vol. VI. Scientific tracts and appendix. London: Whittaker and Co., 1843. P. 40–79.

61. Brink B. The language and metre of Chaucer. 2-nd ed. / Rev. by F. Kluge; Transl. by M. B. Smith. Macmillan, 1901 [1870]. 280 p.

62. Kumamoto S. The poetic technique of enjambment in Chaucer's poems: the case of five sentence elements (S, Aux, V, O, C) // Stylistic studies of literature. In honour of professor Hi-royuki Ito / Ed. M. Hori, T. Tabata, & S. Kumamoto. Bern et al.: Peter Lang, 2009. P. 71–92.

63. Muller W. G. Metrical inversion and enjambment in the context of syntactic and morpho-logical structures: Towards a poetic of verse // Signergy / Ed. C. J. Conradie, R. Johl, & M. Beukes. John Benjamins Publishing, 2010. P. 347–366.

64. Bumke J. Die vier Fassungen der ‘Nibelungenklage’. Untersuchungen zur Uber-lieferungsgeschichte und Textkritik der hofischen Epik im 13. Jahrhundert. Berlin & New York: Walter de Gruyter, 1996. 760 s.

65. Zundelovich, Ja. Enjambment. Literary Encyclopedia. The Dictionary of Literary Terms: In 2 Vols. Moscow & Leningrad: L.D. Frenkel’ Publ., 1925. Vol. 1. Col. 235–236. (In Russ.)

66. Timofejev, L. Enjambment. Literary Encyclopedia. Ed. V.Ì. Friche, À.V. Lunacharskij: In 11 Vols. Vol. 4. Moscow, Kommunisticheskaja akademija Publ., 1930. Ñol. 74–75. (In Russ.)

67. Êviatkovskij, À. The Poetry Dictionary. Scient. Ed. I. Rodnianskaja. Moscow, Sovetskaja entsiklopedija Publ., 1966. 376 p. (In Russ.)

68. Couey J. B. Reading the poetry of First Isaiah. The most perfect model of the prophetic poetry. Oxford: Oxford Univ. Press, 2015. 272 p.

69. Dobbs-Allsopp F. W. On Biblical poetry. New York: Oxford Univ. Press, 2015. 575 p.

70. Watson W. G. E. Classical Hebrew poetry. A guide to its techniques. London: T&T Clark, 2004 [1984]. 496 p.

71. Clark M. Out of line. Homeric composition beyond the hexameter. Lanham: Rowman & Littlefield, 1997. 264 p.

72. Dukat Z. Enjambement as a criterion for orality in Homeric and South Slavic epic poetry // Oral tradition. Vol. 6. 1991. P. 303–315.

73. Dictionnaire de l'elocution Francoise, contenant les principes de grammaire, logique, rhetorique, versification, syntaxe, construction, synthese ou methode de composition, analyse, prosodie, prononciation, orthographie, & generalement les regles necessaires pour ecrire & parler correctement le Francois, soit en prose, soit en vers [...]. Par [A.] Demandre. Nouvelle edition, revue, corrigee, et considerablement augmentee par L' A. Fontenai, ci-devant redacteur du Jour-nal general de France. T. 1. A Paris: Chez Delalain fils, 1802 [1769]. 660 p.

74. Maximi Victorini De ratione metrorum // Grammatici latini ex recensione Henrici Keilii. Vol. VI. Scriptores artis metricae. Lipsiae: In aedibus B. G. Teubneri, 1874. P. 216–228.

75. Q. Horatius Flaccus, Ex antiquissimis undecim lib. M. S. et Schedis aliquot emendatus, & plurimus locis cum Commentariis antiquis expurgatus & editus, opera Jacobi Cruquii Messenij apud Bruganos politoris litteraturae professoris publici. Antverpiae: Ex officina Christophori Plantini, 1578. 680 p.

76. [Santenius L., Lennep D.] Notae // Terentianus Maurus De litteris syllabis pedibus et met-ris e recensione et com notis Laurentii Santenii. Opus Santenii morte interruptum absolvit David Iacobus van Lennep. Amstelodami: Apud Elix & co, 1840. P. 1 [post 140]–471.

77. Terentianus Maurus De litteris syllabis pedibus et metris e recensione et com notis Lau-rentii Santenii. Opus Santenii morte interruptum absolvit David Iacobus van Lennep. Amstelo-dami: Apud Elix & co, 1840. P. 1–139.

78. Marii Victorini Artis grammaticae libri IIII // Grammatici latini / Ex rec. H. Keilii. Vol. VI. Scriptores artis metricae. Lipsiae: In aedibus B. G. Teubneri, 1874. P. 1–184.

79. Ramsay W. A manual of Latin prosody. 2-nd ed. London & Glasgow: Richard Griffin, 1859 [1837]. 320 p.

80. Thesaurus Graecae linguae ab Henrico Stephano constructus. Vol. VII. Parisiis: Excudebat Ambrosius Firmin Didot, 1854. 2666 p.

81. Zander C. M. Eurythmia, vel Compositio rythmica prosae antiquae. I. Eurythmia Demos-thenis. Leipzig: Otto Harrassowitz, 1910. 494 s.

82. Epitome doctrinae metricae. In usum scholarum edidit Godofredus Hermannus. Lipsiae: Apud Gerhardum Fleischerum, 1818. 312 p.

83. Metzler-Lexikon Antike / Hrsg. von K. Brodersen und B. Zimmerman. Stuttgart & Wei-mar: Metzler, 2000. 709 s.

84. Stepanov, À.G. Semantics of the Verse Form. Figure Graphics, Strophics, Enjambment: Àbstract of Dissertation … PhD in Philology. Tver’, 2004. 22 p. (In Russ.)

85. Unbegaun B. O. Russian versification. Oxford: At the Clarendon Press, 1956. 166 p.

86. Patiupo, Ju. Relation of Verse to Graphics and Reading: the Questions of the Verse Speech Ontology. The Mission is Achievable: Perspective of the Folklore Study. Ed. and Coll. Ì. Êyjna & Ò. Volodina. Tartu, Nauchnoe izdatel’stvo “ELM? Publ., 2018. P. 301–350. (In Russ.)

87. Brik, Î.Ì. Rhythm and Syntax (Ìàterials on Verse Speech Studies). New Lef. 1927. ¹ 5. Ñ. 32–37. (In Russ.)

88. Bukhshtab, B.Ja. On the Grounds and Types of Russian Verse. International Journal of Slavic Linguistics and Poetics. Vol. XVI. 1973. P. 96–118. (In Russ.)

89. Andrews C. E. The writing and reading of verse. New York & London: D. Appleton and company, 1918. 342 p.

90. Lotman, Yu.Ì. Lections on the Structural Poetics. Yu.Ì. Lotman and Tartu-Moscow Se-miotic School. Moscow, Gnozis Publ., 1994. P. 11–246. (In Russ.)

91. Multatuli, V.Ì. Verse Action: Action in the Verse Dramaturgy. St. Petersburg, Sanktpeterburgskij gosudar-stvennyj institut kul’tury Publ., 1991. 75 p. (In Russ.)

92. Gasparov, Ì.L., Skulacheva, Ò.V. Rhythm and Syntax in Free Verse. The Papers în Lin-guistics of Verse. Moscow, Jazyki slavianskoj kul’tury Publ., 2004. P. 170–201. (In Russ.)

93. Levin S. R. The conventions of poetry // Literary style. A symposium / Ed. S. Chatman. New York & London: Oxford Univ. Press, 1971. P. 177–193.

94. Fowler R. ‘Prose rhythm’ and metre // Essays on style and language / Ed. R. Fowler. Lon-don: Routledge, 1966. P. 82–99.

95. Fedotov, Î.I. The Basics of Russian Versification. Metrics and Rhythmics. Moscow, Flinta Publ., 1997. 336 p. (In Russ.)